→ Какой год немецкий руст посадил самолет. Четверть века назад у стен Кремля приземлился небольшой немецкий самолёт. Счет за ложную тревогу

Какой год немецкий руст посадил самолет. Четверть века назад у стен Кремля приземлился небольшой немецкий самолёт. Счет за ложную тревогу


3 августа 1988 г. из советской тюрьмы был досрочно выпущен необычный заключенный. Им был германский пилот-любитель Матиас Руст , за год до этого прославившийся на весь мир тем, что посадил самолет на Красной площади . Тогда это событие наделало много шума: как 19-летнему парню удалось дискредитировать советскую систему ПВО, зачем ему понадобилось совершать этот безумный поступок, и какое наказание понес храбрец?



Однажды 18-летний Матиас Руст смотрел телевизор, в новостях говорили о том, что переговоры между американским и советским правительством в Рейкьявике зашли в тупик. Молодой человек решил, что должен помочь СССР и Западу наладить отношения. По крайней мере, так он объяснял мотивы своего поступка на суде: «Я думал, что могу воспользоваться самолетом для того, чтобы построить воображаемый мост между Западом и Востоком, чтобы показать, как много людей в Европе хотят улучшить отношения с СССР».



На тот момент у Матиаса Руста были права на управление самолетом, и он уже провел в воздухе около 50 часов. 13 мая 1987 г. он сообщил родителям о том, что намеревается отправиться на самолете по Северной Европе для того, чтобы налетать необходимое количество часов для получения прав профессионального летчика. 25 мая Матиас прибыл в Хельсинки, 28 мая сказал диспетчерам, что направляется в Стокгольм. Но Руст двигался в неправильном направлении, а позже вообще исчез с радаров.



В районе финского побережья тут же началась поисково-спасательная операция. На поверхности моря было замечено большое масляное пятно, и тогда возникло предположение о том, что самолет потерпел крушение. Пока пилота искали в море, он пересек советскую границу над Эстонией. Конечно, радары тут же его засекли, и в скором времени рядом с ним оказался истребитель «МиГ». Некоторое время он его сопровождал, но приказа о дальнейших действиях не поступило, и «МиГ» вскоре скрылся.



Дело в том, что в 1984 г. советские военные сбили пассажирский самолет Южной Кореи, который нарушил воздушное пространство СССР. В результате погибли люди, и после этого стрелять по гражданским и спортивным самолетам было запрещено. Когда Матиас пролетал в районе Пскова, местный авиаполк проводил учебные полеты. Одни самолеты взлетали, другие заходили на посадку. В 15:00 все летчики должны были одновременно сменить код, но по неопытности многие этого не сделали. Из-за возникшей неразберихи всем воздушным судам присвоили признак «я-свой», в том числе и самолету Руста, оказавшемуся среди них. Когда же он пролетал над Торжком, там проводили спасательные работы после авиакатастрофы, и самолет Руста приняли за советский поисковый вертолет.



Вечером 28 мая немецкий самолет «Cessna» приземлился на Большом Москворецком мосту и доехал до Собора Василия Блаженного. Летчик выбрался из кабины и принялся раздавать автографы удивленным прохожим и туристам. Его арестовали через несколько минут. Наутро все газеты сообщили сенсацию: «Страна в шоке! Немецкий пилот-спортсмен обесславил серьезный громадный оборонный арсенал СССР в День пограничника».



Версий о причинах поступка Матиаса было несколько: пытался выиграть пари, хотел произвести впечатление на любимую девушку, выполнял задание иностранных спецслужб, совершил эффектный маркетинговый ход в поддержку отцовского бизнеса – тот продавал самолеты «Cessna» в Западной Европе, и новость о том, что это – единственный самолет, победивший советскую систему ПВО, могла способствовать оживлению спроса.



Матиаса Руста арестовали и судили за хулиганство и незаконное пересечение границы. Его приговорили к 4-м годам лишения свободы, но через год освободили досрочно. Своих должностей лишились глава войск ПВО, министр обороны и около 300 офицеров. А в народе Красную площадь стали называть «Шереметьево-3» и сочинять анекдоты на эту тему.



По возвращении на родину Руст был лишен прав пилотирования как человек «психически неуравновешенный». Вскоре он снова угодил за решетку: работая в больнице медбратом, он кинулся с ножом на медсестру, ответившую отказом на его ухаживания. В 2001 г. его снова судили – на этот раз за кражу пуловера. Видимо, его действительно нельзя было назвать психически стабильным.



«Миссию мира» Руста до сих пор ставят под сомнение: слишком много неувязок и масштабных последствий: в советской армии после этого провели массовые чистки – как будто ждали подходящего повода. Поэтому многие называют полет Руста тщательно спланированной провокацией, каких было немало в тот период:

Матиас Руст (нем. Mathias Rust , род. 1 июня 1968 года, Ведель) - немецкий пилот-любитель, в возрасте 18 лет совершивший перелёт на лёгком самолете из Гамбурга через Рейкьявик и Хельсинки в Москву.

28 мая 1987 года (в День пограничных войск СССР) он приземлился на Васильевском Спуске, беспрепятственно пролетев более тысячи километров.

Мати́ас Руст (нем. Mathias Rust , род. 1 июня 1968 года, Ведель) - немецкий пилот-любитель, в возрасте 18 лет совершивший перелёт на лёгком самолете из Гамбурга через Рейкьявик и Хельсинки в Москву. 28 мая 1987 года (в День пограничных войск СССР) он приземлился на Васильевском Спуске, беспрепятственно пролетев более тысячи километров.

Биография

Родился в семье Карла-Хайнца Руста (род. 1937), работавшего инженером-электриком в концерне AEG, и Моники Руст (род. 1941). С 5 лет, когда отец впервые привёл его на аэродром, мечтал о полётах. В 1986 году получил лицензию пилота в аэроклубе Гамбурга.

Полёт в Москву

13 мая 1987 года Матиас Руст вылетел из аэропорта города Ютерзен (нем. Uetersen ) на самолёте «Сессна-172 Скайхок» (бортовой номер D-ECJB ), арендованном им в своём аэроклубе и модифицированном путём установки дополнительных топливных баков вместо второго ряда сидений. Через пять часов полёта над Северным морем он приземлился на одном из аэродромов Шетландских островов. На следующий день Руст вылетел в Вагар (Фарерские острова).

15 мая Руст совершил перелёт в Исландию (аэропорт Кеблавик), где посетил Хёвди - место проведения встречи Рейгана и Горбачева в октябре 1986 года.

…Я почувствовал, что вошёл в контакт с духом этого места. Меня заполнили эмоции и разочарование от провала саммита, от того, что я не смог здесь оказаться прошлой осенью. Это мотивировало меня продолжить.

- «Air & Space Magazine»

22 мая Руст вылетел в Берген (Норвегия), оттуда 25 мая - в Хельсинки (Финляндия). Теперь, преодолев почти 2600 миль из Гамбурга, он почувствовал, что имеет достаточно навыков для достижения главной цели. Однако сомнения в своей способности выдержать нервное напряжение не оставляли. Он постоянно колебался: «Да, я должен это сделать» - «Нет, это безумие».

Утром 28 мая он приехал в аэропорт, заправил «Сессну», проверил погоду и подал диспетчерской службе план двухчасового полёта на юго-запад, в Стокгольм. По его словам, это был альтернативный маршрут на случай, если он всё-таки струсит.

В 13:21 (МСК) Руст взлетел. Через 20 минут, в районе города Нуммела, его самолёт вышел из зоны управления аэропорта. Руст выключил все средства связи, резко сменил курс и эшелон, на высоте около 200 м пролетел вдоль береговой линии Балтийского моря до заранее намеченной точки, которая находилась точно на воздушной трассе, соединяющей Хельсинки и Москву, и примерно в 14:00 исчез с экранов радиолокационных станций, расположенных около Сипоо. Диспетчеры запустили поисково-спасательную операцию. В 40 км от береговой черты Финского залива спасатели обнаружили масляное пятно и предположили, что самолёт потерпел крушение. Чтобы достоверно в этом убедиться, были привлечены дополнительные силы. Руст же на небольшой высоте под оживлённой воздушной трассой пересёк советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взял курс на Москву. Позже ему предъявят счёт за ложную спасательную тревогу на сумму более ста тысяч долларов.

Погода была облачной, с прояснениями, с нижним краем облаков 400-600 м. Руст ориентировался по магнитному компасу и заранее намеченным объектам - Чудскому озеру, озеру Ильмень, озеру Селигер, железнодорожному пути Ржев - Москва. Дежурные радиотехнические подразделения ПВО обнаружили его в 14:10. Три зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, наблюдали «цель 8255», но команды на уничтожение не получали. В воздух поднимались дежурные звенья МиГ-21, МиГ-23 с аэродромов Тапа, Андреаполь, Хотилово и Бежецк. В районе города Гдов его обнаружили визуально - в 14:29 лётчики доложили, что в разрыве облаков наблюдают «спортивный самолёт типа Як-12 белого цвета с тёмной полосой вдоль фюзеляжа». Самолёт Руста двигался на малой высоте и с малой скоростью полёта, что делало невозможным постоянное сопровождение его скоростными истребителями. Сделав несколько пролётов над ним и не получив чёткой команды по воздействию, лётчики просто возвращались на аэродром.

По словам Маршала Советского Союза Д. Т. Язова, войска ПВО вели «Сессну» до Москвы и не пресекали полёт, потому что после инцидента с южно-корейским лайнером получили распоряжение гражданские самолеты не сбивать. Кроме того, в соответствии с Чикагской конвенцией, участником которой являлся СССР, при нарушении воздушного пространства легкомоторными спортивными самолётами их можно только принудить к посадке, что гораздо сложнее, чем уничтожить:

Договаривающиеся государства признают, что каждое государство должно воздерживаться от того, чтобы прибегать к применению оружия против гражданских воздушных судов в полете, и что в случае перехвата не должна ставиться под угрозу жизнь находящихся на борту лиц и безопасность воздушного судна.

Статья 3 bis, пункт "a" Чикагской конвенции, единогласно добавленная на 25-й сессии Ассамблеи ИКАО 10 мая 1984 года.

Руст был в районе Пскова, когда в 15:00 в соответствии с графиком сменился кодовый номер системы «свой - чужой». Здесь шли учебные полёты одного из авиационных полков, и неопытный молодой лейтенант дежурной смены КП ПВО присвоил признак «свой» всем объектам, находящимся в воздухе. Примерно через час Руст пролетает над Селигером и попадает в зону ответственности другого соединения, но теперь его приняли за участника поисково-спасательной операции на месте произошедшей накануне в 40 км западнее города Торжок катастрофы самолёта ВВС. Когда военные поняли, что наблюдают нарушителя, он уже входил в зону Московского округа ПВО. Туда и на Центральный командный пункт ПВО доложили о вылетевшем без заявки советском легкомоторном самолёте - подобные воздушные объекты наблюдались достаточно часто. Оперативный дежурный ЦКП генерал-майор С. И. Мельников и исполняющий обязанности начальника Главного штаба ПВО генерал-лейтенант Е. Л. Тимохин понадеялись, что в Московском округе с ним разберутся сами и, не имея характеристик нарушителя, не стали докладывать Главнокомандующему ПВО маршалу А. И. Колдунову. На КП Московского округа не придали значения «простому нарушителю режима полётов».

Командующий советскими войсками противоракетной и противокосмической обороны (в 1986-1991 годах) В. М. Красковский много лет спустя выразил мнение, что маршал Колдунов «не остановился бы перед принятием самых крайних мер», если бы своевременно узнал об инциденте.

В 18:30 Руст подлетел к Москве. Здесь погода была безветренной и малооблачной. Он предполагал приземлиться непосредственно в Кремле или на Красной площади, но это оказалось невозможно. Сделав несколько кругов, он засёк цикл работы светофора на Большом Москворецком мосту. Снизившись над улицей Большая Ордынка, его самолёт, едва не задевая крыши автомобилей, сел на мост и накатом доехал до Собора Василия Блаженного. В 19:10 Руст вышел из самолёта и стал раздавать автографы. Примерно через час его арестовали.

Последствия

2 сентября 1987 года начался суд. Руст был обвинён в хулиганстве (его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей), нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении советской границы. Руст заявил на суде, что его полёт был «призывом к миру». 4 сентября Руста приговорили к четырём годам лишения свободы. 3 августа 1988 года он вернулся в ФРГ после того, как Андрей Громыко, в то время Председатель Президиума Верховного Совета СССР, подписал указ об амнистии. Руст провёл в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня.

В советских газетах его полёт был представлен как провал системы ПВО страны. При этом не учитывалось, что эта система предназначалась для отражения нападения, способного нанести урон общегосударственного масштаба. Задача противодействия в мирное время воздушным хулиганам на легкомоторных аппаратах, летящих на малых высотах, непосильна для экономики государства, имеющего протяжённость границ более 60 тыс. км.

Михаил Горбачёв использовал инцидент для сокращения вооружённых сил. Уже 30 мая им были освобождены от должности министр обороны Сергей Соколов и командующий ПВО Александр Колдунов, оба - политические противники Горбачёва. Вместо них он назначил людей, поддерживающих курс проводимых им реформ. Новый министр обороны Дмитрий Язов через 4 года стал активным участником выступления ГКЧП.

К 10 июня было привлечено к ответственности 34 офицера и генерала. Командующий Московским округом ПВО генерал-полковник Владимир Царьков, назначенный на должность за несколько дней до события, получил выговор, но должность сохранил.

Одна из наиболее цитируемых оценок последствий полёта Руста для советских Вооружённых Сил дана американским специалистом по национальной безопасности Вильямом Одомом: «После пролёта Руста в советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой вооруженных сил, организованной Сталиным в 1937 году». Было заменено практически всё руководство Министерства обороны до командующих военными округами включительно.

Версии о мотивах Руста

Мировые СМИ выдвигали разные версии причин полёта Руста, среди них - выиграть пари, произвести впечатление на девушку.

Многие представители советских Вооружённых Сил считали полёт акцией иностранных спецслужб. Генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991-1997 годах:

Нет никаких сомнений, что полёт Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное - проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза.

Игорь Морозов, бывший полковник КГБ СССР:

Это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна - обезглавить Вооруженные силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене.

Генерал-полковник авиации Николай Москвителев:

На мой взгляд, это была хорошо продуманная акция какой-то спецслужбы.

Командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Расим Акчурин:

Акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. <…> Был снят главком Александр Иванович Колдунов - удивительный человек, дважды Герой Советского Союза. Кроме того, у нас командарма сняли - его судьбы я не знаю и даже имени уже не помню. В ПВО тогда очень много народа «помели», а оперативного дежурного даже засудили. …Убрали отличного министра обороны Сергея Леонидовича Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова.

Генерал армии Петр Дейнекин, Главком ВВС России в 1991-97 годах:

Нет сомнений, что полет Руста был спланированной провокацией западных спецслужб. И проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства СССР. На мысль о внутреннем предательстве меня наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета. Как будто специально ждали подходящего повода... Сбить "Сессну" могли столько раз, сколько было нужно.

Полёт был подготовлен по прямому указанию Генерального секретаря ЦК КПСС. Когда Руст приземлился в Москве, его баки были полны. Его дозаправляли. Под Старой Руссой, прямо на дороге. Спрашиваю Руста: «Хочешь, покажу тебе фотографию, как заправляют твой самолёт?». Руст не ответил, только глаза забегали по сторонам...

Генерал-полковник Леонид Ивашов:

За три недели до прилёта Руста министр обороны маршал Соколов докладывал Горбачёву, как работает система ПВО. Когда маршал вернулся с доклада, то выяснилось, что совсекретные документы остались у Горбачёва на столе. Наутро я понесся в Кремль: «Михаил Сергеевич, министр был у вас на докладе и забыл карту». - «Не помню, где она, сам ищи...» Горбачёв карту не вернул...».

Полковник Олег Звягинцев, бывший зам.командира корпуса ПВО:

Когда начались разборки, я вспомнил, что дня три у нас на севере страны не менялось радиолокационное поле. Обычно оно меняется каждый день. А тут - три дня! Дежурные ПВО засекли Руста мгновенно, как только он пересёк границу. Но в отчётах записали: «стая птиц»...

В 2003 году газета «Красная звезда», цитируя неназванный телеканал, писала, что Сергей Мельников, дежурный генерал на центральном пункте ПВО 28 мая 1987 года, ссылался на бывшего председателя КГБ Владимира Крючкова, который якобы признался, что готовил эту операцию по указанию Горбачёва. В 2011 году признание генерала ПВО Сергея Мельникова об участии Крючкова в разработке плана пролета Руста было показано в авторской телепрограмме Андрея Караулова «Момент истины».

В 2007 году, спустя 20 лет, сам Руст объяснил свои мотивы следующим образом:

Тогда я был полон надежд. Я верил, что возможно всё. Мой полёт должен был создать воображаемый мост между Востоком и Западом.

В 2012 году он признал свой полёт безответственным, заявив следующее:

Мне тогда было 19. Мой пыл и мои политические убеждения подсказали мне, что приземление на Красной площади было единственным вариантом для меня… Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок.

В прессе остаются неосвещёнными два обстоятельства:

  • как появилось масляное пятно в Финском заливе, из-за которого проводилась поисковая операция;
  • с чем связано и когда появилось на вертикальном стабилизаторе самолёта Руста символическое изображение атомной бомбы, напоминающей «Толстяка» - когда он взлетал в Хельсинки, этого изображения не было, однако оно хорошо видно на снимках с Васильевского спуска (см. фото).

Жизнь Руста после полёта

После возвращения в Германию Руста лишили лицензии пилота.

В ноябре 1989 года Руст, проходивший альтернативную службу в больнице в Риссене, ударил ножом медсестру за отказ пойти с ним на свидание. В 1991 году он был приговорён к 4 годам лишения свободы, но был освобождён спустя всего 15 месяцев. Торговал обувью, жертвуя деньги детскому дому.

В 1994 году Руст снова побывал в России, 3 недели безуспешно пытаясь встретиться с Горбачёвым.

Долгое время Руст жил на Тринидаде. В 1997 году обратился в индуизм и женился на индийской девушке по имени Гита, дочери богатого торговца чаем из Бомбея. После бракосочетания Руст вернулся с женой в Германию.

В апреле 2001 года Руст предстал перед судом по обвинению в краже свитера в универмаге.

Зарабатывал на жизнь игрой в покер, а также, по его словам в 2012 году, преподаванием йоги и аналитикой для инвестиционного банка.

Судьба самолёта

Самолётом Руста до 2008 года владел богатый японский бизнесмен. Он держал «Сессну» в ангаре, надеясь, что со временем её стоимость вырастет. В 2008 году самолёт был куплен Немецким техническим музеем, где в настоящее время выставляется в фойе.

  • Самолёт Руста не был первым иностранным самолётом-нарушителем, приземлившимся в Москве. Как вспоминал генерал-лейтенант П. Судоплатов, 15 мая 1941 года немецкий «Junkers 52» вторгся в советское воздушное пространство и, пролетев по маршруту Белосток - Минск - Смоленск незамеченным, приземлился на центральном аэродроме в Москве возле стадиона «Динамо».
  • 4 июля 1989 года неуправляемый МиГ-23М ВВС СССР после того, как пилот покинул аварийную машину, пролетел около 900 км над территорией Польши, ГДР, ФРГ, Нидерландов, Бельгии и упал на жилой дом возле франко-бельгийской границы. Погиб 18-летний сын местного фермера. Советское правительство выплатило его семье почти 700 тыс. долларов компенсации, однако таких кадровых последствий, как «прорыв системы ПВО страны» в виде посадки в Москве невооружённого спортивного самолёта Руста, этот инцидент не имел.
  • 12 сентября 1994 года самолёт «Сессна» разбился от столкновения с деревом при попытке приземлиться рядом с резиденцией президента США в Вашингтоне. Пилот погиб.
  • В 2015 году российский журналист Алексей Егоров попытался проверить, удастся ли ему обойти систему ПВО в Калининградской области. Вместе с пилотом-экстремалом он поднялся в воздух на аналогичном самолёте, но был сразу же перехвачен вертолётом Ми-24.

Отражение в искусстве

  • В тот же год Игорь Иртеньев написал о полёте Руста стихотворение «Ероплан летит германский…». На эти стихи была написана песня «Посвящение лётчику Русту» группы «Зодчие».
  • Евгений Евтушенко отметил свои впечатления от этих событий в стихотворении «Русские коалы»: «…Нахальный аэрокурёнок чуть Кремль не сшиб - всё оттого, что был прошляплен он спросонок коалами из ПВО. »
  • Юлий Ким в песне «Кадриль для Матиаса Руста» описал его как бесшабашного и безрассудного парня.
  • Группа «Лесоповал» исполнила песню под названием «Минин и Пожарский» (музыка Сергея Коржукова, слова Михаила Танича), в которой главным действующим лицом является Матиас Руст.
  • Группа «Ноль» записала песню под названием «Я - самолёт».
  • Группа «Modern Trouble» в 1987 году записала песню «Fly to Moscow».
  • Имя Матиаса Руста упоминалось в песне «Ветер-шалун» (автор В. Шахрин) группы «Чайф» - «…и как Матиас Руст, нарушал бы границы… ».
  • В «Песне без названия» Александра Градского есть слова: «… И вписался Руст искусно в ложе площади прокрустово. Да что нам Русты и „прокрусты“ и прохвосты всех мастей! ».
  • В фильме Леонида Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992) в начале фильма идёт эпизод с приземлением героя фильма на Красной площади, являющийся аллюзией на приземление Руста.
  • После приземления Руста Красную площадь в народе некоторое время называли «Шереметьево-3». Среди военнослужащих авиационно-истребительных полков войск ПВО страны ходил анекдот о двух лейтенантах-лётчиках, один из которых попросил на Красной площади у другого закурить; тот ответил: «На аэродроме не курят!». Также по стране ходил анекдот, что у фонтана возле Большого театра выставлен пост милиции - на случай, если всплывёт американская подводная лодка.

28 мая 1987 года на Красной площади приземлился самолет 18-летнего немецкого паренька Матиаса Руста. Что это было - провокация спецслужб, маркетинговый ход, или банальное хулиганство? Вопросы остаются.

Полные баки на полтора часа

Матиас Руст покинул хельсинский аэродром «Мальами» днем 28 мая. Конечной целью полета спортивного самолета американского производства «Цесна» был обозначен Стокгольм. Финский обслуживающий персонал недоумевал: до Швеции не больше полутора часов, а баки самолета заправлены под завязку, да еще и дополнительные установлены в салоне.

Матиас, конечно, и не собирался в шведскую столицу. Его целью была «златоглавая», но в тот момент об этом никто и подумать не мог, поэтому вылет разрешили. П

ервую 20-ти минутку летчик шел по обозначенному маршруту, потом связался с диспетчером, сказал, что у него все в порядке и попрощался. В этот день на связь он больше не вышел.

Счет за ложную тревогу

Вскоре после того, как Матиас отключил все средства связи, его самолет пропал с экранов радиолокаторов. На место последних координат самолета в срочном порядке была направлена спасательная группа, которая обнаружила на поверхности моря масляное пятно внушительных размеров. Решили, что самолет потерпел крушение. Спасатели даже вызвали на помощь водолазов, чтобы те прочесали дно в поисках Матиаса. Позже «кремлевский летчик» получит от финских властей счет за ложную тревогу в размере 100 тысяч долларов. Происхождение масляного пятна так и осталось загадкой.

Повезло

Пока финские спасатели искали Руста в море, он пересек границу СССР в районе Кохтла-Ярве (Эстония) над Финским заливом. Не сказать, чтобы самолет остался незамеченным, неверно. В Эстонии его некоторое время вели два истребителя, поднятых по тревоге, но они не получили разрешения на перехват или уничтожение самолета Руста и вернулись на базу.
Засекли летчика и советские ПВО – в 14.29 «объекту», не отвечавшему на позывные «свой-чужой», был присвоен номер 8255. Три ракетных дивизиона привели в боевую готовность, но команды на поражение цели не последовало.

Можно сказать, Русту просто повезло. После истории с корейским «Боингом», который предположительно наши военные сбили над Тихим океаном в 1984 году, был издан приказ, запрещавший открывать огонь по спортивным и гражданским самолетам.

Снова фарт

Вряд ли Руст мог знать, что в районе трех часов, когда он будет уже в районе Пскова, там будут проходить учебные полеты местного авиаполка. Одни самолеты взлетали, другие заходили на посадку.

Ровно в 15.00 произошла замена кода системы госпознавания, при этом все летчики должны были одновременно сменить этот код. Но часть молодых «орлов» этого не сделали и система сделала их «чужими». В этой «каше из самолетов» один из командиров, не разобравшись в ситуации, автоматически присвоил всем истребителям признак «я-свой».

Среди самолетов оказалась и «Цесна» Руста. Таким образом, свой дальнейший путь Руст совершил с советской воздушной пропиской. Вторичную легализацию Руст получил вблизи Торжка, где велись спасательные работы после столкновения двух наших самолетов – немецкую тихоходную «Цесну» приняли за поисковый советский вертолет.

Немецкий хулиган

В 19.10 Матиас Руст посадил машину на Большом Москворецком мосту, прокатился до Храма Василия Блаженного, вылез из самолета и принялся раздавать автографы и позировать перед фотокамерами. Фото-и автограф-сессия, правда, продолжались недолго: Матиас Руст был арестован.

Свой день рождения, 1 июня, он провел в тюрьме. Самый гуманный суд в мире назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года, но 3 августа следующего года Матиас Руст был помилован и выдворен за пределы СССР.

В общей сложности Руст провел в Москве 433 дня. После своего возвращения в Германию, он был лишен права на вождение самолета как человек «неуравновешенный психически». Данное определение Руст подтвердил: во время прохождения службы в госпитале он набросился с ножом на медсестру за то, что она якобы отказалась пойти с ним на свидание. Затем он был пойман на краже свитера в супермаркете. Одним словом, странный субъект.

Аэродром на площади и субмарина у Большого

Шутка о том, что трасса Москва-Ленинград – самая мягкая, так как устелена папахами полковников и генералов, отразила невеселую действительность – было «пометено» много народу.

После того как шоковое состояние прошло, советский народ со свойственным ему энтузиазмом начал веселиться. Красную площадь стали именовать не иначе как «Шереметьево-3». Родился анекдот о двух летчиках на Красной площади, один из которых просит закурить, на что получает ответ: «Ты что?! На аэродроме курить нельзя!»

Или еще: на Красной площади собралась толпа народа с вещами. На вопрос: «Что это вы здесь делаете?», следует ответ: «Ждем самолет из Гамбурга!» Другая байка рассказывала о том, что возле фонтана Большого театра выставили милицейский пост. «Зачем?» «А вдруг американская подводная лодка всплывает?»

За штурвалом самолета, приземлившегося на Красной площади в 1987 году, сидел 18-летний немец Матиас Руст. Сразу же появилась шутка, что в центре Москвы теперь есть аэропорт Шереметьево-3. Советским генералам уже было не до шуток - постов лишились многие, вплоть до министра обороны.

Сам Матиас Руст, отсидевший с того времени и в СССР, и на родине, недавно в интервью журналу "Штерн" назвал тот свой полёт безответственным и добавил, что сейчас точно не стал бы его повторять. Впрочем, и не сможет. Небо Европы для него закрыто до сих пор, хотя сама история не закрыта и спустя 25 лет.

Матиас Руст предпочитает контролировать ситуацию. Недавно он вернулся из Латинской Америки. Там снова сдал на пилота. Летал. В Европе за штурвал самолета Руста не пускают уже 25 лет.

"Мне иногда снится тот полет, обычно днем, когда вздремну после обеда. Да и если есть немного свободного времени, воспоминания сами всплывают", - говорит Матиас Руст.

Руст сел на Большом Москворецком мосту. Далее доехал до Васильевского спуска, охотно раздавал автографы, говорил, привез письмо мира Горбачеву. Ему даже хлеб с солью поднесли. И казалось, железный занавес - лишь дымовая завеса, ведь, все было так просто.

"Летные карты были доступны. В КГБ все никак не хотели мне верить, что я их просто заказал, как и любые другие дорожные атласы. Потом они сами через советское посольство тогда еще в Бонне заказали такие же карты и были очень удивлены, когда их получили", - вспоминает Матиас Руст.

Вот маршрут 18-летнего пилота отлетавшего на тот момент всего 50 часов: длительный перелет из Германии над морем до Фарерских островов, следом Исландия (Рейкьявик), Норвегия (Берген), Финляндия (Хельсинки), а затем почти наугад до Москвы. Он ориентировался по железной дороге. Эта часть маршрута насыщена самыми удивительными совпадениями. Самолет Руста влетел в зону спасательной операции. Разбился бомбардировщик. Много вертолетов в воздухе. "Сессну" Руста принимают за легкомоторный советский самолет. Потом ему еще раз присваивают код "я свой". При этом обнаружили Руста сразу после пересечения им госграницы и могли сбить, в том числе и на подлете к Москве.

"У нас системы С-300, она на 100 метров цель берет. И если я запущу три ракеты по этому плюгавому самолетику и они взорвутся на высоте 50-100 метров, а под низом будет детский сад, я что буду делать потом? Это была провокация, спланированная на 100% выигрышно", - считает командующий войсками Московского округа ПВО в 1987-1989 гг. Владимир Царьков.

Царьков утверждает: полет Руста - операция западных спецслужб. А сам нарушитель границы - хорошо подготовленный пилот, причем заранее он уже побывал в Москве. Руст говорит: садился наугад.

"Не побывав на месте, невозможно в таких сложных условиях приземлиться. А вдруг там кабель над дорогой проходит, это же неизвестно", - отмечает инструктор школы пилотов "Пегас" Михаэль Ханке.

И хотя пилоты таких же самолетов в Германии до сих пор порой в шутку говорят: "ну что, махнем в Москву", - все они понимают, сейчас подобная авантюра была бы невозможна.

На самом деле, перелет Матиаса Руста на развитие малой авиации в Европе практически не повлиял. Повлияли теракты 11 сентября. После них на любое воздушное судно устанавливается специальный прибор, который передает наземным службам индивидуальный идентификационный номер самолета. То есть на радаре уже не просто точка, а точка со своим неповторимым номером, то есть, например, этот вот самолет уже с каким-то другим в воздухе не перепутаешь.

Советский суд приговорил Матиаса Руста к 4 годам лишения свободы. Отсидел он чуть больше 14 месяцев в образцово-показательной колонии. После освобождения его судьба складывалась непросто. Вернулся в Германию, но и после этого нарушал закон. Сначала нападение на женщину с ножом. Опять срок. Затем кража свитера в универмаге. Объясняет - едва сводил концы с концами.

"Все получилось так, потому что это должно было произойти. Это просто моя судьба", - говорит Матиас Руст.

Самолет, на котором Руст совершил исторический перелет, выставлен в Берлине в Техническом музее. Здесь это один из символов конца холодной войны. Однако его крылья до сих пор украшают знаки, напоминающие бомбу. В этой истории и сегодня слишком много вопросов. Материалы дела летчика Руста все еще засекречены.

Восемнадцатилетний немецкий паренек Матиас Руст прославился на весь мир – и опозорил советских пограничников в их главный профессиональный праздник

Даже сегодня, почти тридцать лет спустя, споры вокруг личности простого немецкого студента Матиаса Руста , нагло приземлившегося на Красной площади, пролетевшего сквозь все пограничные кордоны, не утихают. До сих непонятно, кем он был – обычным авиахулиганом, авантюристом, провокатором или шпионом (и чьим), до сих пор так и не ясно, как ему удалось совершить свой знаменитый перелет, не дают покоя экспертам и многие загадочные обстоятельства, которые выяснились уже после скандального приземления юного немца в самом сердце СССР.

Испорченный День пограничника

28 мая 1987 года с Большого Каменного моста в сторону Красной площади вырулил маленький, словно игрушечный, самолет. Ведущие концерта, проходившего рядом, удивились, но в стране, в которой все происходило с размахом, можно было ожидать чего угодно, даже посадки самолета в самом ее сердце.

Концерт, посвященный Дню пограничника, продолжился, но события, развивающиеся на площади, становились все более странными. Самолет окружили милиционеры, потом появились военные, оттеснили образовавшуюся толпу. Молодой парень, пилотировавший спортивную «Сессну», улыбался и доброжелательно рассказывал о том, что он «голубь мира», что прилетел «пожать руку Горбачеву », «навести мосты», «миру мир» и так далее.

Было еще много красивых и высокопарных фраз. Но так ли безоблачно, безобидно и наивно все происходило на самом деле?

Глядя на цепочку событий, к которой привел визит якобы мирно настроенного симпатичного немецкого хиппи, сложно не задуматься о том, что этот полет готовился заранее и что к его подготовке приложили руку гораздо более умные и опытные люди, нежели 18-летний «наивный парень».

Предположим, что все было именно так, как преподносит публике свой поступок сам Руст: наивный идеалист, несущий на крылах «Сессны» мир во весь мир, несправедливо обиженный судебной системой «империи зла». Появившись в одной из телевизионных передач, Матиас Руст говорил о том, что он никому не хотел навредить, и считал, что риск минимален для всех. Что он знал: никто не пострадает, даже если в месте его посадки будут люди. Откуда такая уверенность? Неужели можно предположить, что в почти 19 лет (Руст родился 1 июня) человек не просчитывает хотя бы самые элементарные последствия своих поступков? Разве Руст не понимал, что, если ему удастся обойти системы ПВО, кому-то придется за это отвечать и меры к провинившемуся будут приняты самые серьезные?

Неужели он думал, что его встретят с цветами и препроводят к Горбачеву как героя? Неужели он не знал, что над территорией чужой страны он стал мишенью, и только чудо смогло спасти его от того, чтобы не превратиться в головешку еще за несколько сотен километров от Москвы?

Вместо того чтобы задать себе такие простые вопросы, Матиас преспокойно приготовил самолет и без сомнений направил его к Москве. Действовал умело, вписываясь в воздушные коридоры для гражданских судов, используя метеоусловия для того, чтобы оторваться от наблюдения.

Военные говорят о том, что во время вхождения Руста в советское воздушное пространство вдоль границы барражировал финский истребитель, и были подняты в воздух несколько металлизированных воздушных шаров с целью отвлечь на себя системы ПВО, расположенные в этом районе.

Сама же «Сессна» тоже была выбрана не случайно: на радарах она отображается неясно и в целом выглядит как стая птиц. Ее легко можно потерять при передаче из одной зоны, покрытой радарами, в другую, что и происходило несколько раз.


Странные детали в «деле Матиаса Руста»

Матиас Руст прилетел в Москву в оранжевом комбинезоне вместо зеленой куртки, в которой он вылетал из точки отправления, во время его перелета на фюзеляже самолета появились наклейки с атомной бомбой. Это изображение он в интервью назвал «контрбомбой, призванной бороться за мир во всем мире».

Мало того. Если учитывать крейсерскую скорость «Сессны», то самолет Руста должен был долететь до Москвы на 2 часа раньше. Где он был все это время? Почему осмотр самолета показал, что его топливные баки почти полны, хоть он и пролетел 880 километров? К слову, в начале 2000-х была озвучена версия, что самолет Руста дозаправляли под Старой Руссой.

Как так получилось, что несколько дней подряд до пролета Руста военные не меняли радиолокационное поле, которое по регламенту меняется каждые 24 часа? Будто ждали. Впоследствии также появилась информация, что дежурные ПВО в тот день самолет засекли – но в отчетах было записана «стая птиц».

Почему истребителю, пошедшему на перехват нарушителя и дважды его облетевшему, не была отдана команда на уничтожение или на принуждение к посадке? Почему, если Руст не скрывался от советских радаров, его маршрут не пролегал по прямой, как в других его полетах? Зачем срезали троллейбусные провода на мосту, на который должен был приземлиться Руст? И наконец: откуда на площади «случайно» взялись три профессиональные камеры с операторами, сумевшие качественно, с трех точек заснять сюжет с самолетом? Напомним: тогда телевизионные камеры, способные дать такую качественную картинку, ну уж никак не помещались в карман пиджака.

Подобных вопросов много. И с годами ответы на них не появляются. А догадок становится все больше. Слишком уж велика череда «случайностей», которыми пытается оправдать свое немыслимое везение Матиас.

 

 

Это интересно: