→ Земля не плоская! В УрГПУ прошел Всероссийский географический диктант. Контрольные диктанты Диктант родная земля я бывалый охотник

Земля не плоская! В УрГПУ прошел Всероссийский географический диктант. Контрольные диктанты Диктант родная земля я бывалый охотник

Вижу себя на берегу реки. Летнее солнце плывет над полями, над наезженной пыльной дорогой. Безмерный, сверкающий, пахучий окружает меня мир. Я как бы погружаюсь, ухожу в голубую, бездонную глубину этого счастливого, сверкающего мира.

Я лежу в зеленой траве, вдыхаю влажный запах земли и растений. Вижу, как по коленчатым стеблям высоких травинок неторопливо движутся насекомые. Белые, золотые, синие качаются над головой цветы. В высоком летнем небе повисло пушистое белое облако. Я прищуриваю глаза. И мне кажется, что плывет по небу сказочное белое чудовище на золотых распахнувшихся крыльях. Высоко-высоко в небе парит ястреб-канюк. Что видит он с небесной голубой высоты? Быть может, запавшим в зеленой меже белоголовым зайчонком видится ему маленький мальчик с выгоревшей на солнце открытою головой?

Бывалого человека, меня и теперь волнуют радостно, неудержимо притягивают обширные просторы родной русской природы. Быть может, поэтому так страстно увлекался и увлекаюсь охотой. В охоте, в давнишних морских скитаниях, в лесных поэтических ночлегах оживал во мне светловолосый мечтательный мальчик с непокрытою, выгоревшей на солнце, головою.

Люди, не порывающие связь с природой, не могут почувствовать себя вполне одинокими. Как в мечтательном детстве, по-прежнему раскрыт перед ними прекрасный солнечный мир. Все чисто, радостно и привольно в ослепительном этом мире! И, как в далекие дни детства, над головою усталого путника, прилегшего отдохнуть после утомительного похода, колышутся белые и золотые цветы, а высоко в небе кружит, высматривая добычу, ястреб-канюк.

Отлежавшись в пахучей траве, налюбовавшись золотистыми летними облаками, недвижно застывшими в небесном океане, с новым приливом сил поднимаюсь с теплой родимой земли, чтобы продолжать свой путь среди цветущего любимого мира…

Иван СОКОЛОВ-МИКИТОВ

Земля - это не только «земля земель сомноженных народов, соборный свод согласных языков». Земля не только в границах одного государства, в берегах одного материка, одного океана. Земля - в кругу, в глобальном, голубом горизонте всего земного шара. Великая в глазах наших и капельная точка в глазах Вселенной. Одна живая, пульсирующая жизнь. С экологической точки зрения это самый ранимый, живой организм - объект номер один. Это в совокупности жизнь миллиардов жизней, человеческих и других.

И вот эта большая жизнь по имени Земля находится сейчас под страшной угрозой дьявольски черного огня, так безоглядно созданного на свою голову руками и мыслью самого человека, сына Земли. Мало утешает то, что этот огонь в большинстве заскладирован и не везде занял еще свои атакующие позиции. Но если он сделает свой протуберанцевый прыжок со складов и стартовых ракетных площадок - будет уже поздно. Это огонь в кубе, огонь в объеме всей Земли. Огонь не просто по отдельному человеку, а по всему человечеству, по всему тому, что всецело именуется «живое», Жизнь с большой буквы. Вот что в основном заботит и беспокоит нас.

Планету Земля, планету Жизнь мы должны уберечь как самое дорогое для каждого из нас и для всех нас вместе. Уберечь мир великого разума человеческого, мир нашего сегодня и завтра. Уберечь память, культуру цивилизации. И задача эта - неотложная задача всей Земли. Земли, которая является нами, всем человечеством. И мы не только должны, но и обязаны уберечь ее вокруг себя и в себе самих (232 слова).

В. Исаев «Жизнь наша - Земля»

Текущая страница: 13 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:

100% +

55

Отчего так прекрасно все дорожное, временное и мимолетное? Почему особенно важны дорожные встречи, драгоценны закаты, сумерки и коротки ночлеги? Или хруст колес, топот копыт, звук мотора, ветер, веющий в лицо, – все, плывущее мимо, назад, мелькающее, поворачивающееся?

Как бы ни были хороши люди, у которых жил, как бы ни было по сердцу место, где прошли какие-то дни, где думалось, говорилось, и слушалось, и смотрелось, но ехать дальше – великое наслаждение! Все напряжено, все ликует: дальше, дальше. На новые места к новым людям! Еще раз обрадоваться движению, еще раз пойти или поехать, понестись – неважно на чем: на машине, на пароходе, в телеге, на поезде ли…

Едешь днем или ночью, утром или в сумерках, и все думается, что то, что было назади, вчера, – это хорошо, но не так хорошо, как будет впереди.

Какими только не бывают дороги! Тяжелые, разъезженные, грязные, пыльные, гладкие и чистые – блистающие сухим глянцем асфальта широкие шоссе, каменистые тропы, песчаные берега, где песок тверд и скрипуч, дороги древние, по которым еще татары скакали, и новые, с крашеными известью километровыми столбиками, дороги полевые и лесные, сумрачные даже в солнечный день.

И, как трудно бывает в дороге! Сидишь, скорчившись в кузове трясущейся машины между бочками с горючим, проводишь ночь на твердом вибрирующем сиденье речного катера, бьешься до синяков в телеге, задыхаешься от жары в металлическом вагоне, ночуешь на лавке при тусклом свете на какой-нибудь захолустной станции…

Но все проходит – усталость, злость, бешенство, нетерпение и тупая покорность от дорожных трудностей, не проходит вовеки только очарование движения, память о счастье, о ветре, о стуке колес, шуме воды или шорохе собственных шагов.

(По Ю. Казакову)

56

Когда вместе с разнообразной, набожно крестящейся народной волной вступаешь в ворота Сергиевой Лавры, иногда думаешь: почему в этой обители нет и не было особого наблюдателя, подобного древнерусскому летописцу, который спокойным неизменным взглядом наблюдал и ровной бесстрастной рукой записывал, что случилось в Русской земле, и делал это одинаково из года в год, из века в век, как будто это был один и тот же человек, не умиравший целые столетия? Такой бессменный и неумирающий наблюдатель рассказал бы, какие люди приходили в течение пятисот лет поклониться гробу преподобного Сергия и с какими помыслами и чувствами возвращались отсюда во все концы Русской земли. Между прочим, он объяснил бы нам, как это случилось, что состав общества, непрерывною волной притекавшего к гробу преподобного, в течение пяти веков оставался неизменным. Еще при жизни Сергия, как рассказывает его жизнеописатель-современник, многое множество приходило к нему из различных стран и городов, и в числе приходивших были и иноки, и князья, и вельможи, и простые люди, на селе живущие.

И в наши дни люди всех классов русского общества притекают к гробу преподобного со своими думами, мольбами и упованиями, государственные деятели приходят в трудные переломы народной жизни, простые люди в печальные или радостные минуты своего частного существования. И этот приток не изменился в течение веков, несмотря на неоднократные и глубокие перемены в строе и настроении русского общества: старые понятия иссякли, новые пробивались или наплывали, а чувства и верования, которые влекли сюда людей со всех концов Русской земли, бьют до сих пор тем же свежим ключом, как били в четырнадцатом веке. Если бы возможно было воспроизвести писанием все, что соединилось с памятью Сергия, что в эти пятьсот лет было молчаливо передумано и перечувствовано пред его гробом миллионами умов и сердец, это писание было бы полной глубокого содержания историей нашей всенародной политической и нравственной жизни.

(По В. Ключевскому)

57

Воздух от нагретой земли поднимался сплошным теплым потоком и, встречаясь с холодной неподвижной высью неба, перемешивал с нею свое тепло, отчего начинал закручиваться и течь в сторону огромными валами. Так рождался верховой широкий ветер – над бурыми плавными холмами, над голубыми курганами – незаметный с земли мощный поток. И держась на его упругих струях, развернув крылья, как пловец руки, над степью повис ястреб.

Качаясь почти на одном месте, веером распустив рулевые перья и чуть пошевеливая концами крыльев, ястреб внимательно осматривал полынные кустики под собой, трещины в земле, черные отверстия сусличьих норок, две до блеска выглаженные колесами колеи дороги, вдоль которой он сейчас неспешно летел. Он видел, как у норок серыми столбиками замерли суслики и, вывернув головы, хитро смотрели на него снизу вверх, уверенные в своей неуязвимости. И встречаясь с кем-нибудь из них нечаянным взглядом, замечая в блестящей пуговке зверушечьего глаза мгновенно набухающий страх, ястреб презрительно и равнодушно отводил свои глаза. Он знал, что глупость сусликам не менее свойственна, чем мелочная хитрость, и рано или поздно кто-нибудь из них настолько уверует в себя, что станет дерзок и нахален, – и тогда погибнет.

Слева от дороги, порой совсем близко от нее, тянулась заболоченная пойма с зелеными зарослями камыша, и там, в оконце синей воды, стояли рядом две темные цапли, одинаково вывернув головы на своих гибких шеях. Они спокойно смотрели на стервятника, враждебно, без страха. Это были крупные, сильные птицы, с острыми пиками клювов. Переглянувшись с ними, ястреб два раза сильно взмахнул крыльями и скользнул вперед, дальше.

(По А. Киму)

58

День начинает заметно бледнеть. Лица людей принимают странный оттенок, тени человеческих фигур лежат на земле бледные, неясные. Пароход, идущий вниз, проплывает каким-то призраком. Его очертания стали легче, потеряли определенность красок. Количество света, видимо, убывает; но так как нет сгущенных теней вечера, нет игры отраженного на низших слоях атмосферы света, то эти сумерки кажутся необычны и странны. Пейзаж будто расплывается в чем-то; трава теряет зелень, горы как бы лишаются своей тяжести.

Однако пока остается тонкий серповидный ободок солнца, все еще дарит впечатление сильно побледневшего дня, и мне казалось, что рассказы о темноте во время затмений преувеличены. «Неужели, – думалось мне, – эта остающаяся еще ничтожная искорка солнца, горящая, как последняя, забытая свечка в огромном мире, так много значит?.. Неужели, когда она потухнет, вдруг должна наступить ночь?»

Но вот эта искра исчезла. Она как-то порывисто, будто вырвавшись с усилием из-за темной заслонки, сверкнула еще золотым брызгом и погасла. И вместе с этим пролилась на землю густая тьма. Я уловил мгновение, когда среди сумрака набежала полная тень. Она появилась на юге и, точно громадное покрывало, быстро пролетела по горам, по реке, по полям, обмахнув все небесное пространство, укутала нас и в одно мгновение сомкнулась на севере. Я стоял теперь внизу, на береговой отмели, и оглянулся на толпу. В ней царило гробовое молчание. Даже немец смолк, и только метроном отбивал металлические удары. Фигуры людей сливались в одну теплую массу, а огни пожарища на той стороне опять приобрели прежнюю яркость…

(По В. Короленко)

59

На полпути я сел отдохнуть. Звенела и бормотала в каменном ложе коричневая вода. В ущелье было видно море, горизонт его тоже как бы поднялся вместе со мной, и оно стояло в просвете между красных скал голубой стеной.

Как все-таки прекрасно это ущелье, какая дикость, какая осень – пурпурная, ликующая, солнечная, каким золотым светом горят лиственницы, почему тут нет дома, почему нельзя тут пожить месяц и поработать до ломоты в костях!

Дойдя до телефонной линии, я свернул на тропу и стал опять карабкаться вверх. Папоротник сплошной стеной окружал меня. Здесь, в затишье, в горном распадке, злой ветер был не страшен, и осень еще не пришла, задержалась, кое-где только начинали рдеть отдельные ветки. Через час я был наверху, подошел к обрыву – огромное пространство моря открылось мне, и не хотелось больше никуда идти.

На маяке я узнал, что дальше горами идти невозможно: семь ущелий, из которых четыре очень глубоких. Значит, опять берегом и опять камнями. Еще пятнадцать километров камней, а там пойдет песок. До деревни, куда я держал путь, был еще тридцать один километр.

О чем думать в пути? Когда идешь, шаг за шагом отдаваясь тяжелому ритму пути, внимание все поглощено дорогой, камнями, которые попадаются под ноги, тяжестью рюкзака, стертыми ногами… Опять тяжелая дорога, спокойное море, мелкий дождь и низкое холодное небо. Спустившись с высоченного обрыва, на котором стоит маяк, снова ступаешь на каменистый берег, и снова слева скалы, справа море – сумрачное, холодное, но спокойное.

(По Ю. Казакову)

60

Я бы назвал эту пору в нашем городе сезоном бамбуковых удилищ. Город раскален летним солнцем. Рыболовы в соломенных шляпах и чесучовых пиджаках везут свои бамбуковые удочки к морю. Удочки не помещаются внутри коночного или трамвайного вагона. Их везут на площадках, откуда они высовываются десятками, задевая своими тоненькими, но удивительно прочными и гибкими верхушками сквозную листву отцветающих акаций.

Удочки уже оснащены всем необходимым: наполовину синие, наполовину красные узкие пробковые поплавки, в которые воткнуты стальные рыболовные крючки, и на тонком шпагате болтаются свинцовые грузила; тонкий шпагат привязан мертвым узлом к более толстому, обернутому вокруг конца удочки, раскаленного солнцем.

Хорошее бамбуковое удилище стоит довольно дорого; иметь настоящую бамбуковую удочку – лаково-канареечную, прочную, легкую, длинную – примерно такая же несбыточная мечта, как роликовые коньки или подержанный велосипед, о новом, разумеется, не может быть и речи.

Ах, как я завидую всем счастливым обладателям больших, или громадных, или даже средних и маленьких бамбуковых удочек, которые упруго склоняются к зеленой морской волне со скал, с купальных мостов, со свай, вбитых в дно возле берега, с шаланд, качающихся «на якоре», который заменяет привязанный к веревке дырявый камень, некогда отбитый штормом от известняковой скалы.

Как волновал меня вид ровно наполовину погруженных в морскую воду сине-красных поплавков, которые так плавно, заманчиво покачивали над литой пологой волной голый кончик своего гусиного пера.

(По В. Катаеву)

61

За поворотом протоки показался город. В нем зажигались огни. Возле порта, за причалом, в скоротечных сумерках чуть виднелись привязанные к столбам самолеты, будто лошади у стойл. Один маленький самолет был оранжевого цвета и угольком светился на снегу.

По мере того как разгорались огни в городе, затухал уголек-самолетик на снегу и пестрая «колбаса», качающаяся на мачте над зданием авиагидропорта, погружалась в небо, в сумерки.

Издали город, прилепившийся на правом берегу протоки, почти в устье ее, казался разбросанным, дома в нем разбрелись куда попало: где густо, где пусто, будто с самолета горстями раскидывали дома по лесотундре. Но вот зажглись огни повсюду, домов не стало видно, и все приобрело порядок. Огни городские всегда что-нибудь прячут, скрывают собой. Почти сливаясь в сплошную цепь, окаймляют пятна огней лесобиржу. В середине ее, возле штабелей, уже редко и нехотя помигивают полуслепые лампочки. Ближе к Старому городу, у проходных, гудят непрерывным гулом лесовозы. Возле них огней больше. В Новом городе еще один квадрат – самый светлый – каток. На окраине уже квадрат не квадрат, а кривая дуга из лампочек, вытянутая вдоль берега, – нефтебаза.

Город заключен в огни. Люди живут и работают, высвеченные со всех сторон, а за ними темнота без конца и края. Верстах в девяноста от города, в сторону севера, лес исчезает совсем. Там тундра. Там ночь светлее от снегов, не затененных лесами и жильем. Ночь беспредельная и неспокойная от позарей.

(По В. Астафьеву)

62

Что-то у нас на елках вывелись золотые орехи!

Помню, в детстве мы их сами золотили. Это было не так-то легко. Для того чтобы вынуть из книжки золотой листок, надо было на него осторожно подуть. Тогда с легким шелестом он приподнимался, и можно было его очень осторожно, двумя пальцами вынуть из книжечки и подержать на весу, прислушиваясь к шороху, который он издавал, почти неслышному и все же – как это ни странно – металлическому.

Для того чтобы как следует приготовить золотой орех, требовались следующие вещи: чайное блюдце с молоком, молоток, обойные гвоздики, немного разноцветного гаруса. Нужно было подуть в книжечку, чтобы в ней зашевелились золотые листики, а затем один из них нежно вынуть чистыми, сухими пальцами. На грязных или же влажных пальцах – чего Боже упаси! – тотчас же оставались золотые следы, подобные отпечаткам пыльцы с бабочкиных крыльев, и сусальный листик оказывался безнадежно испорченным, продырявленным.

Если удавалось, не повредив, извлечь из книжечки сусальный листик и с величайшей аккуратностью положить его на чистый, сухой стол, тогда предстояла еще одна операция, не такая тонкая, но все же требующая чистоты и аккуратности: нужно было двумя пальцами взять грецкий орех – иногда его у нас в городе называли волошский, – по возможности красивый, спелый, нового урожая, с чистой, твердой скорлупой, и равномерно вывалять его в блюдце с молоком, после чего, подождав, пока лишнее молоко стечет, осторожно положить его на сусальный листик и закатать в него с таким расчетом, чтобы весь орех оказался покрытым золотом. Вызолоченный таким образом, слегка влажный, но восхитительно, зеркально светящийся золотой орех откладывался в сторону на чистый подоконник, где он быстро высыхал и становился еще более прекрасным.

(По В. Катаеву)

63

Наверху грохотали тяжелые башенные орудия, и от выстрелов содрогался воздух. По-видимому, бой разгорался во всю мощь, решая участь одной из воюющих сторон.

Внизу, в самом операционном пункте было тихо. Ярко горели электрические лампочки. Нарядившись в белые халаты, торжественно, словно на смотру, стояли врачи, фельдшеры, санитары, ожидая жертв войны. Около выходной двери, в сторонке от нее, сидел на табуретке инженер Васильев, вытянув недолеченную ногу и держа в руках костыли. Он поглядывал на стоявшего поодаль священника, словно любуясь его одеянием, переливающимся золотом и малиновыми оттенками, его огненно-рыжей бородой, окаймлявшей рыхлое и бледное лицо. В беспечной позе, заложив руки назад, стоял Добровольский. Младший врач Авроров, небольшого роста полнеющий блондин, скрестив руки на груди и склонив голову, о чем-то задумался. Быть может, в мыслях, далеких от этого помещения, он где-то беседует с дорогими для него лицами.

Рядом с ним, пощипывая рукой каштановую бородку, стоял старший врач Макаров, высокий, худой, с удлиненным матовым лицом. И хотя давно все было приготовлено для приема раненых, он привычным взором окидывал свое владение: шкафы со стеклянными полками, большие и малые банки с разными лекарствами и растворами, раскрытые никелированные коробки со стерилизованным перевязочным материалом, набор хирургических инструментов. Все было на месте: морфий, камфара, эфир, мазь от ожогов, иглы с шелком, положенные в раствор карболовой кислоты, волосяные кисточки, горячая вода, тазы с мылом и щеткой для мытья рук, эмалированные ведра, – как будто все эти предметы выставлены для продажи и вот-вот нахлынут покупатели.

Люди молчали, но у всех, несмотря на разницу в выражении лиц, в глубине души было одно и то же – напряженное ожидание чего-то страшного. Однако ничего страшного не было. Отсвечивая электричеством, блестели белизной стены и потолок помещения. Слева, если взглянуть от двери, стоял операционный стол, накрытый чистой простыней. Я смотрел на него и думал, кто же первый будет корчиться на нем в болезненных судорогах?

Освежая воздух, гудели около борта вентиляторы, гудели настойчиво и монотонно, словно шмели.

Мы почувствовали, что в броненосец попали снаряды – один, другой. Все переглянулись, но раненые не появлялись.

(По А. Новикову-Прибою)

64

Мы направились в глубь тропического леса. Пришлось запастись дождевиками и зонтами. Но дождь быстро сменяется ярким солнцем. Когда идет дождь, все замолкает, вся жизнь притихает. Но вот ливень прошел, показалось голубое небо, засияло солнце, и все ожило. Начинается невероятная трескотня цикад, какой-то своеобразный шелест, треск сучьев. Вылетает множество колибри, разнообразных насекомых, среди которых то и дело можно видеть огромных, изумительно красивых голубых перламутровых бабочек. Поимка их сопряжена с большими трудностями ввиду болотистой почвы. Вот и настоящий лес. Своеобразно прежде всего в этом лесу огромное количество наклонившихся, упавших деревьев.

Обычным путем по такому тропическому лесу служат реки и речки, как бы система каналов, по которой можно, хотя и с трудом, продвигаться на лодках. Все время приходится расчищать путь, раздвигая упавшие деревья. Речки тропических лесов изобилуют рыбой, аллигаторами, черепахами. Заболоченные леса полны лягушек, змей, муравьев. Совершенно невероятное количество разнообразных форм жизни во всех видах наполняет тропический лес. Изредка можно слышать рев ягуаров, единственного крупного животного тропических южноамериканских лесов. Среди деревьев и над деревьями нередко целыми группами, в особенности после дождя, вылетают райские птицы и пестрые попугаи, которые наполняют воздух своим своеобразным рокотом. Почти каждую минуту проносятся над головой огромные жуки величиной с небольшую птицу.

Жить в таком лесу нелегко, и поэтому огромные пространства тропических лесов пока еще очень мало заселены, хотя нет сомнений, как показывает опыт других стран, в возможности расчистки тропического леса, проведения дорог, свидетелями чего мы были на Амазонке.

(По Н. Вавилову)

65

Караван медленно двигался по малопроезжим тропам, останавливаясь в редких кишлаках на ночлег. Впоследствии нам приходилось встречать немало сложных горных путей, но, пожалуй, этот был наиболее трудный. Проход в Гарм был отделен почти отвесной горной скалой, рассеченной пополам. Лошадей пришлось обводить низом, через горные реки. Проводники, перекинувшись через трещину более метра шириной, устроили живой мост, по которому пришлось перейти мне и моему спутнику. Особенно трудно пришлось хану при его семипудовом весе.

После перехода трещины значительная часть пути шла по краю ледника. Ночлег нас застал под скалами. Путешествие не было рассчитано на ночлег около ледников. Отсутствие теплой одежды заставляло скорее двигаться дальше. Состояние замерзающего в течение двух суток не очень приятно, и оно смягчается лишь общим пониженным тонусом – безразличием ко всему, что бы ни случилось.

Предстоял знакомый путешественникам по Памиру переход через вбитые в висящие над пропастью скалы деревянные переплеты в виде узких полос, пригодные только для осторожной пешей переправы. Еще и теперь мы вспоминаем один из таких трудных переходов.

Дорога вилась тонкой змеей вдоль реки по отвесной горе над пропастью глубиной до 1000 м. То и дело естественная тропа заменялась искусственно сделанной ступенью из деревянных перекладин, покрытых настилом. Тропинка то сужалась, то расширялась, а иногда представляла собой целую лестницу с высокими ступенями, по которым даже привычных к горам лошадей можно было перевести только с большой осторожностью.

Вот как будто и пройден самый трудный путь, можно сесть верхом на лошадь и двигаться дальше. Неожиданно из скал наверху над тропой из гнезда взлетают, размахивая огромными крыльями, два крупных орла. Лошадь всхрапывает и начинает вскачь нести по тропе. Поводья от неожиданности выпали из рук, приходится держаться за гриву. Над самой головой выступы скал. А внизу, в пропасти на тысячу метров, бурно течет красивый синий Пяндж – верховье великой реки Средней Азии… Это то, что впоследствии больше всего вспоминает путешественник. Такие минуты дают закалку на всю жизнь, они делают исследователя готовым ко всяким трудностям, невзгодам, неожиданностям. В этом отношении мое первое большое путешествие было особенно полезно.

(По Н. Вавилову)

66

Огромное расстояние отделяет примитивные, казалось бы, звуки, рожденные на колокольне, от тончайшего совершенства симфонической музыки. Но, честное слово, испытываешь глубокое волнение, слушая мерные удары колокола с подголосками маленьких колоколов и чириканьем воробьев, уловленным микрофонами на колокольне в паузах между ударами. Стены жилья в эти минуты перестают существовать. Чувствуешь большие пространства с плывущим над ними набатом, и воображение без труда рисует людей, идущих на вечевую площадь, или тревожную сумятицу городского пожара, или приближение к стенам города неприятеля.

С древнейших времен колокола на Руси сопровождали весь жизненный путь человека. Колокольный звон объединял людей на праздниках и перед лицом неприятеля. Колокола звали людей на совет, в непогоду указывали дорогу заблудившимся путникам, колокол отсчитывал время. И, видно, велика была мобилизующая сила звуков, коль скоро Герцен назвал свой мятежный журнал «Колоколом», если, покорив город, неприятель первым делом увозил из него вечевой колокол, а русские цари за провинность отправляли колокола, как людей, в ссылку.

Петр I переплавлял колокола в пушки. В тридцатых годах, помню, в нашем селе Орлове тоже снимали колокола. Огромная толпа любопытных. Бабы крестились: «Трактора будут лить». И действительно, в том же году по селу, сверкая шпорами, проехал новенький трактор, подтверждая для нас, мальчишек, реальность странного превращения.

Репродуктор вытеснил колокол. Но, согласитесь, интересно ведь услышать и понять звуки минувшего. Помните, в фильме «Война и мир» торжественный колокольный звон! В другой картине – «Семь нот в тишине» – есть прелестный рассказ о звоннице и звонарях. И наконец, грампластинка, приносящая звоны прямо в твое жилье…

Анды — самые высокие горы Амери-канского континента, рассекающие его с севера на юг. 4 Они поражают меняющи-мися пейзажами. Здесь увидишь непоко-ренные вершины, покрытые вечными снегами пики, дымящиеся вулканы. На западе сверкает бирюзой Тихий океан, на востоке восхищают бесконечные джунгли, изрезанные паутиной серебря-ных рек.

После однодневного пребывания в столице Перу вылетаем в направлении пропавшего города инков. Доезжаем поездом до небольшого городка и пеш-ком через эвкалиптовый лес добираем-ся до деревеньки. Глиняные домики и соломенные шалаши напоминают о древней цивилизации. Стараемся не потерять местами исчезающую тропин-ку, вьющуюся вверх.

Вдали появляется загадочный город, расположившийся на скалистой верши-не. Через пять часов подъема проходим тяжелые ворота и входим в крепость, на-ходящуюся на горе. 4 На многочисленных террасах, соединенных бесчисленными лестницами, располагается каменный мир с улицами, площадями. Древний го-род зачаровывает нас.

(121 слово) (По Я. Палкевичу.)

Грамматическое задание

3. Выполните :

Анды — самые высокие горы Амери-канского континента, рассекающие его с севера на юг. 4 (1 вариант);

Через пять часов подъема проходим тяжелые борота и входим в крепость, на-ходящуюся на горе. 4 (2 вариант).

Контрольный диктант за первое полугодие

Волга

На опушке молодого леса небольшой прудок. Из него бьет подземный ключ. Этот прудок - колыбель великой русской реки. В болотах и трясинах родится Волга и отсюда отправляется в далекий путь. Волга - красавица. Она проходит через места, удивительно красивые и разнообразные по климату, растительному покрову и животному миру. Красоты Волги прославлены и народом в сказаниях, и поэтами, и художниками.

От Рыбинска Волга начинает поворачивать на юго-восток. Невысокие берега ее покрыты зеленым ковром лугов и кустарником. Живописные холмы чередуются с долинами. В этих волжских пейзажах есть неповторимая красота и очарование. За Костромой оба берега становятся гористыми, и чем дальше, тем живописнее. Откос на набережной у старой кремлевской стены в Нижнем Новгороде - одно из красивейших мест верховья Волги. Своеобразна и живописна природа Жигулевских гор. Жигули -жемчужина Волги.

Волга! Это имя близко и дорого миллионам жителей нашей Родины.

Дополнительные задания

1. Обозначить грамматическую основу в первых четырех предложениях, определить вид сказуемого:

Первого абзаца (1 вариант). Второго абзаца (2 вариант)

2. Сделать синтаксический разбор предложения:

Жигули - жемчужина Волги. (1 вариант)

Волга - красавица. (2 вариант)

Деревня

Пост кончился, была страстная неделя. Погода стояла прекрасная: дни светлые, тихие и теплые. Снег весь подернулся черным тюлем, и местами показались большие прогалины. Проходные дорожки, с которых зимою изредка сгребали лишний снег, совсем почернели и лежали черными лентами. Но зато шагнешь со двора и окунешься в воду. Ездить можно было только по шоссе. Мужички копались на дворах, ладя бороны да сохи, ребятишки пропускали ручейки, которыми стекали в речку все плодотворные соки из наваленных посреди двора навозных куч.

Запах навоза над деревнями. Среди дня казалось, что дворы топятся. Но это никому не вредило: ни людям, ни животным. А петухи, стоя на самом верху навозных куч дымящегося навоза, воображали себя какими-то жрецами. Они важно топорщили свои перья, потряхивали красными гребнями и, важно закинув головы, возглашали: «Да здравствует весна!»

Этого кочета береги, - опираясь на вилы, говорил жене мужик, показывая на гуляющего петуха. - Это настоящая птица, а того, рябенького-то, надо зарезать к празднику.

И мужик, плюнув на руки, снова стал ковырять вилами.

(160 слов) (По Н.Лескову.)

Грамматическое задание

1 вариант

2 вариант сложнее

Обозначьте виды сказуемых

Все остальные

Проходные дорожки, с которых зимою изредка сгребали лишний снег, совсем почернели и лежали черными лентами.

Они важно топорщили свои перья, потряхивали красными гребнями и, важно закинув головы, возглашали: «Да здравствует весна!»

Синтаксический разбор предложения

Но это никому не вредило: ни людям, ни животным.

А петухи, стоя на самом верху навозных куч дымящегося навоза, воображали себя какими-то жрецами.

Добрая волчица

В стае в ту зиму ходила молодая волчица, не позабывшая ребячьих своих забав. 4 Днем волки, свернувшись в клубки, дремали, а она вскакивала, кружилась, утаптывая снег, и будила стариков. Волки нехотя поднимались, тыкались в нее холодными носами, а она шутливо огрызалась, кусая их за ноги. Старые волчихи, свернувшись и не поднимая голов, поглядывали на молодую проказницу. 4

Однажды ночью волчица поднялась и побежала в поле, а за ней, высунув языки, затряслись старики. Волчихи оставались лежать, потом и они побежали за стаей.

Волки бежали по дороге, а за ними скользили, ломаясь на снегу, тени. Снег в лучах луны блестел алмазами. От деревни послышался звон бубенцов. Казалось, что зазвенели, покатившись по дороге, звезды, упавшие с неба. Волки, завязая по брюхо, отошли в поле и легли, повернувшись мордами к деревне.

(125 слов) (По И. Соколову-Микитову.)

Грамматическое задание

  1. Выпишите из текста примеры 3-х разных типа сказуемых.
  2. Выпишите 3 разных словосочетания и разберите их: из 1 абзаца (1вариант); из 3 абзаца (2 вариант).

В стае в ту зиму ходила молодая волчица, не позабывшая ребячьих своих забав. 4 (1 вариант);

Старые волчихи, свернувшись и не поднимая голов, поглядывали на молодую проказницу. 4 (2 вариант).

Замок

Герцог получил немалое удовольствие, пригласив Дон Кихота и Санчо в замок и забавляясь их чудачеством. Но Дон Кихот начал тяготиться неволей и праздной жизнью, полагая, что настоящий, а не мнимый рыцарь, странствуя, не должен предаваться лени и беспрестанным увеселениям и сидеть сложа руки. Вот почему он попросил позволения уехать.

Попрощавшись со всеми рано утром, Дон Кихот, облаченный в те же нелепые доспехи, предстал на площади перед замком. 4 С галереи, недоумевая, еле-еле сдерживаясь от смеха, на него глазели все обитатели замка: герцог, герцогиня, придворные... 4 Восседая на своем сером, Санчо был рад-радехонек: герцогский управитель вручил ему, не скупясь, двести золотых.

Учтиво поклонившись герцогу, а равно и всем присутствующим, Дон Кихот поворотил Росинанта и, сопровождаемый Санчо, выехал за ворота в открытое поле, говоря:

— Со свободой, Санчо, несравнимы никакие сокровища!

(126 слов) (По М. де Сервантесу.)

Грамматическое задание

1. Выпишите из текста примеры 3-х разных типа сказуемых.

2. Выпишите 3 разных словосочетания и разберите их: из 1 абзаца (1вариант); из 3 абзаца (2 вариант).

3. Выполните синтаксический разбор предложения:

Попрощавшись со всеми рано утром, Дон Кихот, облаченный в те же нелепые доспехи, предстал на площади перед замком. 4 (1 вариант);

С галереи, недоумевая, еле-еле сдерживаясь от смеха, на него глазели все обитатели замка: герцог, герцогиня, придворные... 4 (2 вариант).

Контрольный диктант с грамматическим заданием

по итогам II четверти

Усадьба стояла вся белая, на деревьях лежали пушистые хлопья, точно сад опять распустился белыми листьями. В большом старинном камине потрескивал огонь, каждый входящий со двора вносил с собою свежесть и запах мягкого снега.

Поэзия первого зимнего дня была по-своему доступна слепому. Просыпаясь утром, он ощущал всегда особенную бодрость и узнавал приход зимы по топанью людей, входящих в кухню, по скрипу дверей, по острым, едва уловимым запахам, по скрипу шагов на дворе.

Смерзшаяся земля, покрытая пушистым, мягким слоем, совершенно смолкла, зато воздух стал как-то особенно чуток, отчетливо перенося на далекие расстояния и крик вороны, и удар топора, и легкий треск обломавшейся ветки. По временам слышался странный звон, точно от стекла, переходивший на самые высокие ноты и замиравший в удалении. Это мальчишки кидали камни на деревенском пруду, покрывшемся тонкой пленкой первого льда.

Но речка у мельницы, отяжелевшая, темная, все еще сочилась в своих пушистых берегах и шумела на шлюзах.

(160 слов) (По В.Г. Короленко «Слепой музыкант».)

Грамматическое задание

1 вариант

2 вариант сложнее

Выпишите сказуемое

простое глагольное

составное именное

Подчеркните в тексте

обособленное обстоятельство

обособленное определение

Выпишите 3 словосочетания разных типов

из 1-2 абзаца

из 4 абзаца

Синтаксический разбор предложения

По временам слышался странный звон, точно от стекла, переходивший на самые высокие ноты и замиравший в удалении.

Надев с утра высокие охотничьи сапоги, он пошел к мельнице, прокладывая рыхлый след по дорожкам.

Превращение

Кукла вышла из-за перегородки. Она улыбалась, наклонив набок растрепанную голову. Волосы у нее были такого цвета, как перья у маленьких серых птичек. Серые глаза ее весело блестели. Сейчас она казалась серьезной и внимательной, но от ее печали не осталось и следа. Напротив, сказали бы, что это шалунья, притворяющаяся скромницей.

Затем дальше. Куда же девалось ее прежнее великолепное платье, весь этот розовый шелк, золотые розы, кружева, блестки, сказочный наряд, от которого каждая девочка могла бы походить если не на принцессу, то, во всяком случае, на елочную игрушку? Теперь, представьте себе, кукла была одета более чем скромно. Блуза с синим матросским воротником, старенькие туфли, достаточно серые для того, чтобы не быть белыми. Туфли были надеты на босу ногу. Не подумайте, что от этого наряда кукла стала некрасивой. Напротив, он был ей к лицу. Бывают такие замарашки: сперва не удостоишь их взглядом, а потом, присмотревшись внимательнее, видишь, что такая замарашка милее принцессы.

Но самое главное: помните, на груди у куклы наследника Тутти были страшные черные раны. А теперь они исчезли. Это была веселая, здоровая кукла!

(160 слов) (По Ю. Олеше.)

Грамматическое задание

1 вариант

2 вариант сложнее

Обозначьте виды сказуемых

Выпишите 3 словосочетания разных типов

Блуза с синим матросским воротником, старенькие туфли, достаточно серые для того, чтобы не быть белыми.

Бывают такие замарашки: сперва не удостоишь их взглядом, а потом, присмотревшись внимательнее, видишь, что такая замарашка милее принцессы.

Определите в тексте вид односоставных предложений

Синтаксический разбор предложения

Она улыбалась, наклонив набок растрепанную голову.

Волосы у нее были такого цвета, как перья у маленьких серых птичек.

Контрольный диктант по повторению в начале года

Сильная гроза

Помню застигнувшую нас в дороге грозу.

Я сидел с матерью в деревянном сарае под соломенной крышей. В открытых, мутных от проливного дождя во-ротах голубыми зигзагами полыхала молния. Торопливо крестилась мать, крепко прижимая меня к груди. Я при-слушивался к шуму дождя, к тяжким раскатам грома, к раздиравшему слух треску ударов, к беспокойному шур-шанию мышей в овсяной соломе.

Поднявшись, мы увидели в воротах алмазную сетку дождя, а сквозь прозрачные капли уже сияло, перелива-ясь лучами, радостное летнее солнце.

Отец запряг лоснившихся от дождя, напуганных гро-зой лошадей, нетерпеливо и беспокойно переступавших ногами. Ещё веселей показалась обсаженная берёзами, омытая дождём дорога. Многоцветная радуга висела над лугом, яркое солнце блестело на спинах бодро бе-жавших лошадей. Я сидел рядом с отцом, глядел на бле-стевшую лужами, извивающуюся впереди дорогу, на ухо-дившую темную, освещённую солнцем и всё ещё грозную тучу, на столб белого дыма, поднимавшегося вдалеке над зажжённым грозою сараем. Я слушал весёлые голоса птиц в открывшемся мне умытом, чудесном солнечном мире.

(И. Соколов-Микитов) (153 слова)

Грамматическое задание.

1. Подберите 3-4 слова с аналогичным слову переступав- ших строением.

2. Подчеркните причастия, выделите в них суффиксы, оп-ределите, причастия какого вида не встретились.

3. Найдите два прилагательных: качественное и относи-тельное.

4. Произведите синтаксический разбор предложения с при-частным оборотом (I вариант) и с деепричастным оборотом (II вариант).

Контрольный диктант по итогам III четверти

Сосновый бор!

Вскоре вправо, на довольно крутой пригорок, привела тропа. Пошли по ней и через полчаса оказались в сосновом лесу. Цветение coceн. Стоило ударить палкой по сосновой ветке, как тотчас густое желтое облако окружило нас. Медленно оседала в безветрии золотая пыльца.

Еще сегодня утром принуждённые жить в четырёх стенах, отстоящих друг от друга не больше чем на пять метров, мы вдруг захмелели от всего этого: от цветов, от солнца, пахнущего смолой и хвоей, oт роскошных владений, вдруг ни за что ни про что доставшихся нам. Меня еще сдерживал рюкзак, а Роза то убегала вперед и кричала оттуда, что попались ландыши, то углублялась в лес и возвращалась напуганная птицей, выпорхнувшей из-под самых ног.

Между тем впереди, сквозь деревья, сверкнула вода и вскоре привела к большому озеру. Озеро было, можно сказать, без берегов. Шла густая сочная трава лесной поляны, и вдруг на уровне той же травы началась вода. Как будто лужу налило дождем. Так и думалось, что под водой тоже продолжается трава и затопило её недавно и ненадолго. Но сквозь желтоватую воду проглядывало плотное песчаное дно, уходившее всё глубже и глубже, делая чернее озёрную воду.

(155 слов) (По В.А. Солоухину.)

Грамматическое задание:

1. Определите тип односоставных простых предложений, в том числе в составе сложных: 1 абзац - 1 вариант; 3 абзац - 2 вариант.

2. Произведите синтаксический разбор предложения:

1 вариант - Между тем впереди, сквозь деревья, сверкнула вода и вскоре привела к большому озеру.

2 вариант - Но сквозь желтоватую воду проглядывало плотное песчаное дно, уходившее всё глубже и глубже, делая чернее озёрную воду.

3. Выпишите разные типы осложнений из текста.

Контрольный диктант за год

Тёплая земля

Меня, бывалого охотника, и сейчас радостно волнуют и притягивают обширные просторы русской природы. Может быть, поэтому я и увлекаюсь охотой.

Люди, не порывающие связь с природой, не чувствуют себя одинокими. Идут годы, но по-прежнему раскрыт перед ними преображённый, прекрасный мир. По-прежнему над головою усталого путника, прилёгшего отдохнуть, колышутся белые и золотые цветы, а высоко в небе кружит, высматривая добычу, ястреб.

Отлежавшись в пахучей траве, мягкой и нежной, полюбовавшись золотыми облаками, застывшими в синем небесном океане, с новыми силами поднимаюсь с тёплой родимой земли. Возвращаюсь домой навстречу новым трудовым дням бодрым и обновлённым. От реки, ещё не согретой солнцем, поднимается туманная завеса, но впереди ожидание чего-то светлого, чистого, прекрасного.

Ни с кем не хочется говорить, так и шёл бы по родной земле, ступая босыми ногами по росе и чувствуя её тепло и свежесть.

Контрольный диктант за год

На тёплой земле

Меня, бывалого охотника, и сейчас радостно волнуют и притягивают обширные просторы русской природы. Может быть, поэтому я и увлекаюсь охотой.

Люди, не порывающие связь с природой, не чувствуют себя одинокими. Идут годы, но по-прежнему раскрыт перед ними преображённый, прекрасный мир. По-прежнему над головою усталого путника, прилёгшего отдохнуть, колышутся белые и золотые цветы, а высоко в небе кружит, высматривая добычу, ястреб.

Отлежавшись в пахучей траве, мягкой и нежной, полюбовавшись золотыми облаками, застывшими в синем небесном океане, с новыми силами поднимаюсь с тёплой родимой земли. Возвращаюсь домой навстречу новым трудовым дням бодрым и обновлённым. От реки, ещё не согретой солнцем, поднимается туманная завеса, но впереди ожидание чего-то светлого, чистого, прекрасного.

Ни с кем не хочется говорить, так и шёл бы по родной земле, ступая босыми ногами по росе и чувствуя её тепло и свежесть.

КОНТРОЛЬНЫЙ ДИКТАНТ ЗА ГОД

В далёком детстве с особенным радостным чувством встречали мы весною журавлей, возвращавшихся на свою родину. Услышав их голоса, доносившиеся с высокого неба, мы оставляли наши игры и, подняв головы, глядели в голубую небесную высь.

«Журавли! Журавли!» - громко кричали мы, радуясь прилёту весенних гостей.

Журавли летели стройными косяками. Они возвращались из далёких тёплых стран. Покружив над болотом или над берегом реки, они иногда садились, чтобы отдохнуть и подкрепить силы свои после далёкого пути.


Некогда мне довелось близко наблюдать журавлей. Я охотился на глухарином току возле большого, почти непроходимого болота. Ночуя в лесу, знаете ли, много раз на рассвете я слышал, как водят хороводы журавли. Пробравшись к болоту, спрятавшись в глухих густых кустах, я наблюдал в бинокль за этими чудными птицами. Собравшись в широкий круг, размахивая сильными крыльями, журавли трубили и плясали. Это, конечно же, был весенний свадебный журавлиный праздник.

Грамматические задания:

Вариант 1.

2. Выписать из предложения

Покружив над болотами,…

Вариант 2.

1. Синтаксический разбор предложения

Пробравшись к болоту, спрятавшись в глухих густых кустах,…

2. Выписать из предложения

все словосочетания, составить их схемы, указать виды связи слов.

ИТОГОВЫЙ ДИКТАНТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

Мы шли по левому берегу реки. Вдруг впереди, на валежнике, показалась белка. Она сидела на задних лапах и, заложив хвостик на спинку, грызла шишку. При нашем приближении белка схватила свою добычу и бросилась на дерево. Оттуда, сверху, она с любопытством посматривала на людей. Кстати, два слова о белке. Это животное, представитель грызунов, имеет удлиненное тело и длинный хвост-метелку. Небольшая красивая головка украшена большими черными глазами и небольшими закругленными ушами. Ох, до чего же забавно наблюдать за этим зверьком!

Белка - животное то оседлое, то кочевое. Весь день она пребывает в движении. Она, можно сказать, не выносит покоя и только в темноте лежит на боку, то свернувшись, то закинув хвост на голову. Кажется, движение ей так же необходимо, как вода, пища и воздух.

(По В. Арсеньеву)

Грамматическое задание:

1. Произведите разбор предложений:

1 вариант - Она сидела на задних лапах и, заложив хвостик на спинку, грызла шишку.

2 вариант - Это животное, представитель грызунов, имеет удлиненное тело и длинный хвост-метелку

2. Выпишите из указанных предложений подчинительные словосочетания:

1 вариант - со связью управление;

2 вариант - со связью согласование.

 

 

Это интересно: