→ Османская империя. Образование государства

Османская империя. Образование государства

Образование и развитие Османского государства

После победы Сельджуков над Византией в битве при Манцикерте в 1071 г. усилился приток тюркоязычных племен на территорию Анатолии. За десять лет, прошедших после этой битвы, тюркские кочевые племена дошли до побережья Эгейского моря 1 . Сельджукские правители старались отправлять теснимые из Средней Азии кочевые или полукочевые тюркские племена в пограничные с Византийской империей области. Там они могли быть полезны для защиты территории Сельджукского государства. Одновременно таким способом предотвращался вероятный урон, который эти кочевые племена могли нанести местному оседлому населению. Обосновавшись на новых приграничных территориях, племена продолжали вести традиционный кочевой или полукочевой образ жизни. Иногда они совершали грабительские набеги на более слабых соседей, приобретая, таким образом, земельные территории, богатство и многочисленных рабов.

Это привело к постепенному изменению состава населения на территории Анатолии. Под давлением вновь пришедших племен местное население либо постепенно уходило в западные части Анатолии, либо вынуждено было подчиняться новым правилам 2 и иногда даже принимать религию новых завоевателей 3 . В свою очередь, это привело к увеличению тюркского элемента среди населения Анатолии, и через двести лет после битвы при Манцикерте тюркское население стало преобладать над местным. По мере сокращения границ Византийской империи, уменьшалась и численность местного населения, проживавшего на бывших его территориях. В конце XIII – начале XIV в. большая часть Анатолии и соседних земель, за исключением Витании, территории вокруг Трапезунда и островов, расположенных в Эгейском море, находилась под правлением Анатолийского сельджукского государства и различных других мелких тюркских княжеств – бейликов.

Битва при Манцикерте. Французская миниатюра XV в.

После поражения от монголов в битве при Коседаге в 1243 году сельджукские правители признали свою вассальную зависимость от монгольских ханов (ильханов ). Несмотря на то что формально Сельджуки сохранили свою власть над большей частью Западной и Центральной Анатолии, тем не менее это поражение ускорило распад Сельджукского государства. В пограничных областях (удж ), где сосредоточивалась основная масса кочевых и полукочевых племен, формировались новые политические образования 4 . Формально они признавали верховную власть монгольских наместников (ильханов), а также правителей Сельджукского государства. Однако на самом деле, пользуясь отдаленностью ильханов и слабостью сельджукских правителей, они вели самостоятельную политику в уджах. В скором времени они превратились в самостоятельные государственные образования. Во второй половине XIII – первой половине XIV в. на территории Западной и Центральной Анатолии возникло уже около двадцати таких княжеств (бейликов) 5 . Некоторые из них просуществовали недолго и в силу внутренних и внешних проблем быстро распались. Бейлики возглавляли наиболее сильные личности – вожди племен, обитавших на этой территории, или бывшие сельджукские командиры. К тому же многие мусульмане, желавшие влиться в ряды «борцов за веру» (гази) и совершать набеги (акын) на территорию «неверных», устремились в тюркские бейлики, усиливая и укрепляя их. На начальном этапе формирования и развития бейликов возможность совершать грабительские набеги на территорию, населенную христианами, способствовала обогащению участников набегов. Поэтому бейлики привлекали все новых и новых лиц, желавших участвовать в этих набегах. После того как граница бейликов дошла до побережья Эгейского моря и пролива Дарданеллы, возможность совершать успешные набеги на соседние территории уменьшилась, а это привело к уменьшению источников богатства для бейликов 6 .

Политическая, социальная и экономическая ситуация на территории Малой Азии в XIII – начале XIV в., а также особое географическое положение сыграли важную роль в усилении одного из таких политических образований – Османского бейлика. Это мелкое княжество было основано в северо-западной части Анатолии и находилось в окружении более сильных бейликов – Гермияногуллары, Джандарогуллары, Каресиогуллары. Кроме того, оно граничило с Византийской империей. С первых дней своего существования Османский бейлик стал влиятельным и непрерывно растущим политическим образованием.

Возникнув как пограничное княжество в момент ослабления Византийской империи и Сельджукского султаната, Османский бейлик расширял свою территорию за счет них. Именно это определило будущее этого бейлика, который постепенно присоединял области, захваченные у Византийской империи, земли, принадлежавшие сельджукским правителям, а также территории других туркменских племенных образований, расположенные по соседству. Еще одним фактором, повлиявшим на быстрое усиление Османского бейлика, был постоянный приток племен, которые сохраняли полукочевой образ жизни. Кроме кочевников, в бейлик стекались со своими сторонниками шейхи дервишеских (суфийских) братств. Среди них особое место занимают лидеры объединения ахи, которые своей целеустремленностью придавали силу и религиозную окраску османским набегам 7 , а также участвовали в обороне городов 8 . Благодаря лидерам ахи, а также шейхам и разным полумифическим дервишам обычные набеги, совершавшиеся на территорию соседних христианских государств, превратились в борьбу за веру (газават). В течение последующих двух веков после своего образования маленький Оманский бейлик превратился в одно из самых могущественных государств того времени.

После монгольского нашествия зависимость правителей бейлика от сельджукского правительства стала чисто номинальной. Принято считать, что около 1299 года Осман освободился от подчинения сельджукским султанам и стал проводить относительно самостоятельную политику, нацеленную на расширение своих владений. При этом он все же признавал свою номинальную зависимость от сельджукских султанов, а также старался поддерживать хорошие отношения с монгольскими наместниками, признавая их власть. По сравнению с соседними княжествами территория Османского бейлика была невелика, однако выгодное географическое положение, а также политическая ситуация, сложившаяся в Малой Азии к началу XIV в., благоприятствовали его быстрому расширению. В отличие от правителей других бейликов Османы первые годы вели себя относительно спокойно, достаточно мирно соседствуя с другими мелкими политическими образованиями этой области. Даже воинственный Осман-бей проводил достаточно дружелюбную политику по отношению к византийским наместникам 9 , которые только номинально подчинялись Византийской империи. После ослабления и ликвидации Сельджукского государства, благодаря отдаленности монгольских наместников, власть которых они признавали, Османы смогли вести уже полностью самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. А также находившиеся в далеком Тебризе монгольские наместники, как и соседние бейлики, не придали большого значения начальным успехам Османов. В отличие от других бейликов Османы свою территорию увеличивали постепенно. Это привело к притоку в Османский бейлик людей из внутренних районов Анатолии и из других бейликов, где набеги на соседние территории либо совсем прекратились, либо не приносили ожидаемого дохода. Эти бейлики либо были окружены территориями других бейликов, либо выходили к морю, являвшемуся естественной преградой для совершения успешных набегов.

Несмотря на то что некоторые из этих бейликов совершали попытки морских набегов на острова и противоположный берег моря, однако набеги эти были опасными, а их результаты – непредсказуемыми; они также не приносили ожидаемого богатства. Османы же к таким естественным преградам вышли только к 1340 году, когда их территория распространилась до окрестностей столицы Византийской империи.

Несмотря на схожесть процесса образования с другими тюркскими княжествами Анатолии, развитие Османского бейлика, названного так по имени своего первого правителя – Османа (1288–1324), значительно отличалось от остальных. Османский бейлик образовался в северо-западной части Малой Азии в окрестностях местечка Сёгют недалеко от византийской крепости Биледжик (Белокома). В конце XIII века отец Османа Эртогрул получил от сельджукского султана небольшой удж в районе Караджадаг и позже расширил эту территорию до Сёгюта и крепости Биледжик, которая со временем стала центром бейлика 10 .

Османская миниатюра.

После смерти отца в 1281 г. Осман-бей на совете старейшин был избран предводителем племени и стал возглавлять стычки с соседями. Территория племенных образований, возглавляемых Осман-беем, охватывала узкую полосу от Сёгюта до горы Доманич. В 1284 году сельджукский султан своим указом подтвердил права Осман-бея на территории, принадлежавшие его отцу. В 1289 году он подарил Осман-бею территорию с городами Эскишехир и Инёню, а также назначил его главой уджа, удж-беем 11 .

До конца XIII века было захвачено несколько крепостей, принадлежавших византийским наместникам (текфур ). Среди них Караджахисар, Ярхисар, Биледжик, Инегёл, Енишехир и Кёпрю-хисар. Помимо этих территорий, к Османскому бейлику были присоединены территории более мелких туркменских племенных образований, проживавших на этих территориях. Предводители этих племенных образований, и среди них Самса Чавуш, Конур Алп, Айгут Алп и Гази Абдуррахман, вынужденно или добровольно стали сторонниками Осман-бея. Некоторые мелкие христианские наместники, например, Косе Михал, также перешли на сторону Осман-бея и иногда совместно с ним участвовали в приграничных спорах. После нескольких военных успехов с соседними наместниками, Осман-бей начал вооруженные набеги на области Византийской империи и расширил границы своего бейлика на северо-западном и юго-западном направлениях.

После распада Сельджукского государства в начале XIV века Осман-бей начал действовать относительно самостоятельно. Он признавал власть монгольских наместников и по их требованию отправил хорошо вооруженный отряд в помощь ильханам в их походе в Сирию в 1302 г. 12 Однако из-за плохих погодных условий его воины скоро вернулись назад.

Несмотря на появление в окружении Осман-бея вождей туркменских племен, оказывавших ему содействие в походах, направленных на расширение территории, основную массу воинов Османа составляло мужское население бейлика. По мере усиления

Османского бейлика и расширения его границ стали происходить некоторые изменения во внутреннем устройстве бейлика. Часть населения стала заниматься земледелием и торговлей и отказалась участвовать в вооруженных набегах. С другой стороны, военные набеги не приносили стабильный доход, который лишал бы необходимости искать другие занятия.

Главенствующим в Османском бейлике было племя кайы, к которому принадлежали Осман и его предки, и никто не оспаривал права этой семьи на предводительство в бейлике. Однако строгих правил на этот счет не существовало. Чтобы стать предводителем бейлика, каждый член семьи Османов должен был завоевать расположение всех членов данного сообщества, вернее их лидеров 13 .

По традиции все члены этой семьи (Дома Османа) участвовали в управлении бейлика, и один из них признавался в качестве верховного правителя. Остальные члены семьи относительно самостоятельно управляли различными областями бейлика, признавая верховную власть правителя. Кроме членов своей семьи верховный правитель окружал себя людьми, выдвинувшимися из сообщества, и в управлении опирался на них. Таким образом, первые османские правители не являлись абсолютными властителями своего бейлика. Они являлись самыми уважаемыми людьми и были предводителями во время военных набегов, а также защиты от неприятеля. С другой стороны, они должны были обеспечить безопасное проживание своего сообщества и обеспечить справедливость на его границах. В обеспечении порядка и справедливости им помогали шейхи дервишей и другие религиозные лидеры. В начале своего правления Осман-бей опирался на лидеров братства ахи, которые одновременно участвовали в решении споров. Например, самым почитаемым человеком в Османском бейлике считался шейх Эдебалы, который пользовался большим авторитетом и оказывал поддержку Осман-бею.

По мере захвата новых территорий Осман-бей отдавал управление этими территориями, с правом сбора налогов, членам своей семьи, а также вождям племен и военачальникам 14 .

Захватывая маленькие города и селения Византийской империи, Османы должны были поддерживать порядок среди оседлого населения. Для выходцев из кочевой среды это была достаточно трудная задача. Решалась она благодаря людям, стекавшимся в Османский бейлик из других районов Анатолии. Эти люди приносили с собой те законы и порядки, которые существовали в их родных городах и деревнях. Османский бейлик нуждался в оседлом населении не меньше, чем в участниках военных набегов. На захваченные Османами территории из других районов Анатолии приходили или насильно переселялись кочевые племена и другие группы населения 15 .

Орхан, сын Османа I.

В последние годы жизни Осман-бей доверил управление бейликом своему сыну Орхану. После смерти Осман-бея предводители различных родов и военачальники признали власть Орхана как из уважения к выбору Осман-бея, так и исходя из его личных качеств. Члены семьи Османа также признали Орхана главой бейлика. Поскольку еще не существовало установленного порядка передачи власти, все члены семьи Османа должны были продемонстрировать населению, а также военачальникам удаль, ум, любовь к справедливости и другие положительные черты характера, способные привлечь на их сторону в борьбе за верховную власть. Впоследствии османские правители установили определенный порядок прихода к власти членов династии.

Организационная структура Османского государства несла в себе некоторые специфические черты, которые были присущи другим, ранее существовавшим тюрко-исламским государствам. Однако Османы сильно изменили структуру двора и некоторые функции центральной и местной администрации, а также создали такие институты власти и управления, которые отсутствовали у их предшественников. Эти институты в османском применении приобрели свои особые черты, которые отличали их от аналогичных институтов у предшественников и соседей.

Годы правления Орхана были переходным периодом от приграничного княжества к независимому государству. Формировались различные учреждения для управления государством, начала чеканиться османская монета 16 . Правда, параллельно с этим чеканилась также монета от имени ильханов. Однако после ликвидации ильханов в 1335 году Османский бейлик стал полностью независимым.

После захвата города Бурсы в 1326 году встала необходимость изменений в составе вооруженных сил. По предложению кадия Бурсы Джандарлы Кара Халиля были созданы новые вооруженные силы, которые состояли из пехотных (яя) и кавалерийских (мюселлем ) корпусов 17 . Они набирались на время военного похода и получали 1 акне (позже стали выплачивать 2 акче) в день, пока находились в походе. После завершения военного похода они возвращались к своим обычным занятиям и освобождались от уплаты налогов. Первоначально в каждый из этих корпусов набирались по 1000 человек.

Еще в годы правления Осман-бея существовал диван, который находился в столице бейлика. Этот диван возглавлял сам правитель бейлика. В годы правления Орхан-бея впервые был назначен везиръ, который занимался государственными вопросами и участвовал в диване вместе с правителем. Первым везирем был Хаджи Кемалетдин-оглу Алауддин-паша, который был выходцем из сословия улемов. Военными вопросами занимались субаши. Таким образом, до назначения Джандарлы Халиля Хайретдин-паши на должность везиря военные и гражданские дела в бейлике велись раздельно. Поскольку Джандарлы Халиль Хайретдин-паша одновременно был бейлербеем, он мог рассмотреть как военные, так и гражданские дела 18 .

Захваченные во время военного набега земли раздавались родственникам правителя и командирам военных формирований в качестве дирликов 19 . Помимо этого, более мелкие земельные участки раздавались отличившимся воинам. Они собирали в свою пользу налоги с этих земель и по призыву должны были участвовать в военных походах. В годы правления Орхана в области, становившиеся земельными пожалованиями, стали направлять судей-кадиев, которые должны были заниматься судебными и административными вопросами на этих территориях. Эти кадии подчинялись главному кадию, именовавшемуся кадием Бурсы (бурса кадылыгы). В первое время такие кадии, получившие образование в медресе, приезжали из других анатолийских бейликов, однако после захвата Изника и Бурсы Орхан-бей учредил в этих городах медресе, в которых отныне и происходила подготовка кадиев.

В годы правления Орхан-бея возникла должность бейлербея, который возглавлял все вооруженные формирования бейлика. Когда в стране появилось несколько бейлербеев, их стали назначать наместниками (вали) в различные провинции (эялеты) Османского государства. В годы правления Орхана бейлербей считался командиром всех вооруженных формирований 20 . В начале образования Османского бейлика его правители были одновременно предводителями племени и военными вождями, а также занимались гражданскими делами, регулируя различные вопросы. Появление при Орхан-бее должностей визиря для рассмотрения гражданских дел и бейлербея для руководства всеми вооруженными формированиями подняло статус самого правителя. Хотя правитель участвовал в работе дивана и возглавлял значимые военные походы, тем не менее по своему статусу он стоял выше названных должностных лиц.

Орхан-бей расширял территорию своего бейлика как за счет захвата различных городов, принадлежавших византийским наместникам, так и за счет более мелких родоплеменных образований, большинство которых были туркменскими племенами. Эти завоевания являлись важным моментом для усиления и укрепления Османского бейлика. Однако захват территории достаточно сильного бейлика Караси, населенного мусульманами, единоверцами Османов, является более значительным событием в истории Османского государства. Во-первых, захват территории этого бейлика имел стратегическое значение для расширения границ Османского государства и давал Османам возможность перехода на европейскую часть Византийской империи, где были большие возможности для совершения военных набегов. Во-вторых, наряду с расширением своих границ Османы получили многочисленные людские ресурсы, с готовой военной организацией, для продолжения своих военных кампаний.

В середине XIV века Османы стали вмешиваться во внутренние дела Византийской империи 21 . В течение четырнадцати лет со смерти византийского императора Андроника III Палеолога в 1341 году и до 1355 года Византия стала ареной борьбы за престол, в которой активную роль сыграл Орхан-бей. Он оказал военную помощь Кантакузену в борьбе против Иоанна Палеолога. В результате этой борьбы войска Орхана сумели укрепиться на европейской части, называемой Османами Румели (Румелией) 22 .

Византийский император Андроник III Палеолог. Миниатюра XIV в.

В результате укрепления Османов на полуострове Гелиболу постепенно изменился характер обычных грабительских набегов, которые они совершали в Анатолии. Все большее значение приобрел захват земель с целью расширения границ и взимания с покоренных народов разного рода повинностей. При этом Османы применяли своеобразную тактику завоевания этих территорий. Сначала акынджы, превращенные теперь в газиев (борцов за веру), совершали несколько набегов на территорию, куда планировалось совершить военный поход. В результате нескольких грабительских набегов местное население было уже столь разорено, что не могло оказать серьезное сопротивление наступавшим военным силам. После захвата этих территорий прежние набеги прекращались, и существовавший там порядок обычно сохранялся, будучи лишь слегка адаптирован к порядку, существовавшему в османском обществе. Таким образом, в короткий срок после перехода на европейскую территорию в середине XIV века, небольшой пограничный бейлик превратился в обширное государство, территория которого распространялась от предгорий Тороса до побережья реки Дунай. По мере расширения территории изменилась также внутренняя структура этого политического образования.

Со временем его правители стали прибавлять к своему личному имени различные титулы, которые возвышали и выделяли их от других командиров. Первые правители Османского бейлика имели лишь титулы бей и гази последний титул подчеркивал их приверженность газавату, который рассматривался как ведение «священного похода на немусульманскую территорию» 23 . Третий правитель бейлика, Мурад-бей, получил титул худавен-дигар (более краткий вариант этого термина – хункар), что говорило об увеличении и усилении бейлика. Следующий правитель, Баязид, уже именовал себя «султаном Рума» (султан-и рум), т. е. правителем территории, принадлежавшей Византийской империи, которая среди мусульман была известна как «страна Рум» (дийар-и рум).

В отличие от других таких же бейликов Османы держали в своих руках приграничные области, на которые совершали свои набеги отряды акынджы 24 , зависимые от центральной власти – османского правителя. В свою очередь, отряды акынджы постоянно нуждались в притоке свежих сил, заинтересованных в военных набегах ради добычи. Эти силы могла им предоставить центральная власть, которая находилась в руках семьи Османов, возглавляемой самым сильным членом этой семьи. Вокруг них собирались все жаждущие набегов, которых османские правители и направляли в приграничные области под командованием своих доверенных военачальников или членов османской семьи. Для сохранения сильного государства центральная власть нуждалась в успешных военных набегах, возглавляемых предводителями акынджы. В свою очередь, для пополнения своих рядов предводители акынджы собирались вокруг сильной центральной власти. В Османском бейлике командиры отрядов акынджы постоянно чувствовали свою зависимость от правителя и признавали его верховную власть. Это приводило к их сплоченности вокруг османского правителя 25 .

Кристофано дель Альтиссимо. Портрет султана Баязида.

Благодаря тому, что Османы смогли предотвратить разделение своего государства между членами османской семьи, а также удержали под своим контролем предводителей акынджы, действовавших в приграничных территориях, им удалось сохранить не только единство своего государства, но и его преимущества относительно соседей. Для достижения этой цели османские правители еще в начале образования бейлика стали давать своим сыновьям командование военными силами, действовавшими в Румелии. Командиром действовавших на территории Румелии вооруженных сил был старший сын Орхана Сулейман-паша, а после его смерти в 1359 году командование этими силами перешло к другому его сыну, Мураду 26 .

Немаловажным фактором, отличавшим Османский бейлик от других анатолийских бейликов, было сохранение зависимости предводителей акынджы-гази от центральной власти. Например, такие сильные кланы, как Михалогуллары и Эвреносогул-лары, которые по своему богатству и политической силе ничем не отличались от других самостоятельных анатолийских беев, и даже превосходили некоторых из них, зависели от центральной власти, обеспечивавшей их необходимыми людскими ресурсами, которые только по разрешению центральной власти могли переходить на территорию Румелии. Важным фактором также было то, что после совершения военных набегов эти военачальники приходили назад на территорию Османского государства и приносили центральной власти необходимые сведения об искомой территории.

Еще одним важным фактором было получение центральной властью доли в военных набегах, которая составляла одну пятую часть всей военной добычи. Основы этого порядка были заложены в годы правления Орхан-бея. Однако в годы правления Мурада I стараниями кадия Бурсы Джандарлы Халиля (позже, получив должность великого визиря, он стал именоваться Хайреддином-пашой) и Кара Рустема этот порядок стал распространяться также на военнопленных 27 . Таким образом, правитель, если даже сам не участвовал в военном походе, тем не менее получал свою долю от добычи. Это привело к накоплению огромного богатства в руках центральной власти, а также к увеличению состава личных рабов султана, капыкулу, часть которых участвовала в военных походах.

Одним из важных изменений в структуре военных сил было создание второго бейлербейства. В годы правления Орхан-бея военные действия совершались в основном в Анатолии. С расширением границ, а также в связи с необходимостью вести военные действия одновременно в Анатолии и Румелии возникла необходимость второго бейлербейства; теперь один бейлербей возглавлял территориальные военные силы Анатолии, другой – Румелии.

Все захваченные территории Османского государства отдавались выделившимся во время набега командирам и рядовым акынджы, отлчичившимся во время захвата. Некоторые области, признавая верховную власть Османов, сохраняли свою старую структуру. Взамен этого они должны были платить ежегодную дань и при необходимости участвовать в военных походах Османов. Если бывшие правители завоеванной области принимали ислам, то они могли сохранить свою власть, получив должность санджакбея или другого высокопоставленного государственного чиновника.

Вся территория Османского государства, за исключением вассальных территорий, разделялась на санджаки, которые были одновременно военными и административными единицами 28 . Каждый османский санджак управлялся санджакбеем, который назначался османскими властями. Однако он должен был придерживаться определенных правил, установленных при формировании этого санджака и утвержденных верховными властями. При выделении санджака Османы прежде всего определяли его границу и создавали свод законов для данного конкретного санджака (санджак кануннамеси): эти законы оговаривали размеры и виды различных налогов, виды наказания виновных и другие важные для жизнедеятельности данного санджака моменты. Проводилась перепись всех экономических единиц и людских сил данного санджака, и эти данные заносились в особые тетради, называемые дефтер-и хакани или тахрир дефтерлери («кадастровые описи») 29 . В таких тетрадях описывали каждый населенный пункт отдельно, указывая численность населения, всех проживающих, их земельные участки, какой сельскохозяйственный товар производится в данной местности и каков размер налога, который необходимо взимать с населения этого населенного пункта.

Тетради, в которых указывались численность населения и размер производимого сельскохозяйственного товара, назывались муфассал дефтерлер («пространными реестрами») 30 . В особые тетради, называемые иджмал дефтерлери («краткими реестрами»), записывались имена всех владельцев дирлик, находившихся в данном санджаке 32 . Тетради с именами всех владельцев санджака хранилась в столице, а ее копия отправлялась в санджак. Система дирлик способствовала облегчению сбора налогов со стороны государства, обеспечивала создание дисциплинированной армии, а также сохраняла порядок на территории государства.

Размер взимаемого налога указывался в кануннаме санджака. Османы определяли лиц, которые могли собирать налоги. Обычно вместо жалования правителю той или иной территории Османы предоставляли ему право собирать определенные налоги с этой местности. Такого рода пожалование и называлось дирлик. Термин дирлик применялся главным образом для выражения дохода, выдаваемого лицам из сословия аскерийе в качестве тимара, зеамета и хасса за их службу. Иногда этот термин применялся также для выражения пожалования, назначаемого государственным должностным лицам и улемам. Система дирлик (эту систему называют также тимарной или военно-ленной системой) 32 способствовала облегчению сбора налогов со стороны государства, обеспечивала создание дисциплинированной армии, а также сохраняла порядок на территории государства.

Термин тимар употреблялся для обозначения дирлика с незначительным ежегодным доходом. В XVI веке был установлен закон, предусматривающий ежегодный доход тимара до 20 000 акче. Налоги, собираемые в сельских местностях, распределялись среди обычных воинов, которые назывались сипахи. Для командиров выделялись более богатые дирлики, размер налога с которого достигал от 20 000 до 100 000 акче. Такие дирлики назывались зеамат. Еще более богатые населенные пункты или центры санджаков имели хассы, налоговые сборы с которых составляли более 100 000 акче. Такие хассы выделялись везирям или другим высокопоставленным чиновникам и военачальникам. Иногда хассы выделялись самим султанам; они получали в таком случае название хавасс-и хумаюн. Султаны жаловали такие хассы своим матерям или другим членам семьи 33 .

Необходимо подчеркнуть, что дирлик не был земельной собственностью. Термин дирлик означал не землю, а ежегодный доход, собираемый с определенной территории в пользу государства 34 . Сипахи-тимариот не был владельцем данного земельного надела: он с разрешения государства собирал налог с данного земельного надела в свою пользу. В дирлик входили не только доходы от земельного участка, но и различные сборы или налоги, собираемые с торговли и производства, а также денежные штрафы, взимаемые на данной территории. Таким образом, владелец дирлика участвовал в управлении данной территорией. Поэтому в Османском государстве дирлик выполнял финансовую, военную и управленческую функцию. Многие историки отмечают, что система дирлик является одной из основ, на которой строилось Османское государство 35 .

Число дирликов в каждом санджаке было различным. Однако в санджаке со средними доходами имелось в среднем 80-100 тимаров, 10–15 зеаматов и, по крайней мере, один хасс, который принадлежал правителю санджака – санджакбею. В более богатых санджаках существовал также хасс, выделенный для бейлербея, которому подчинялся данный санджак. В самых богатых санджаках, или в санджаках с очень высокими размерами собираемых налогов, находились хассы везирей или других высокопоставленных лиц Османского государства. Обычно это были важные торговые центры, или санджаки, на территории которых добывались полезные ископаемые.

Одной из особенностей тимарной системы является то, что каждый владелец дирлика должен был участвовать в военных походах. В зависимости от дохода от тимара они должны были содержать латника (джебели ). При объявлении военного сбора каждый обладатель дирлика вместе со своим оружием и конем должен был приходить к своему санджакбею. Он также должен был привести с собой определенноое число вооруженных и подготовленных конных воинов. Число таких воинов (джебели ) зависело от дохода, получаемого тимариотом, и нижней границы дохода, установленного для данного тимара. В XV веке доход с самого маленького тимара составлял в среднем 1000–1500 акче. Если тимар приносил доход в два раза больше, чем установленная сумма, то владелец должен был привести с собой одного джебели. По мере увеличении дохода тимара увеличивалось также число джебели, которых тимариот должен был привести с собой во время военного сбора. Позже, в XVI веке при определении самого низкого дохода владельца тимара в размере 2000 акче, каждый владелец тимара должен был сам присоединиться к военному сбору и привести с собой одного джебели с каждых 2000 акче дохода. Например, тимариот с доходом 20 000 акче на военный сбор приходил вместе с 9 джебели. Позже порядок изменился, и каждый владелец тимара обязан был содержать одного джебели на каждые 3000 акче своих доходов, а владелец зеамета или хасса – на каждые 5000 акче. Джебели находились на полном обеспечении. Владелец дирлика должен был оплачивать все расходы по их содержанию, включая коня, оружие, одежду и питание. После завершения военного похода такой джебели находился при владельце дирлика и выполнял различные его поручения. Джебели санджакбея и бейлербея в походе и в мирное время находились в их свите 36 . Такие джебели выбирались из местных молодых людей, которые стремились показать свою удаль и силу во время военного похода.

Владельцы зеаметов и хассов должны были содержать и привести с собой большое количество вооруженных и обученных воинов джебели. Для набора таких воинов они использовали различные источники, в том числе и военнопленных. Набранные из пленных назывались капыхалкы («люди, нашедшие прибежище при ком-то») или капыкулу ; считалось, что эти люди будут верными слугами. Число капыхалкы у правителя были намного больше, чем у других командиров, и именно они назывались капыкулу («служивые люди двора») 37 . Капыхалкы других высокопоставленных лиц назывались бенде.

В начале своего появления термин капыкулу относился к различным постоянным военным формированиям, получавшим жалованье у правителя. Позже, с началом применение системы девширме, к капыкулу стали относить всех лиц, называющихся аскери. Термин кул в буквальном значении означает «раб». Однако капыкулу нельзя сравнивать с обычными рабами, использовавшимися в домашнем хозяйстве или на сельскохозяйственных работах. Это были люди, отобранные после попадания в плен или взятые у родителей еще в детстве, и специально подготовленные в различных областях для несения службы османским правителям. Самые способные из них могли дослужиться до высочайших государственных должностей.

Система капыкулу способствовала укреплению власти правителя Османского государства. В годы правления султана Мехмеда II Фатиха вся управленческая элита, кроме должностей кадиев и мевали, которые находились в руках выходцев из сословия улемов, в столице и на местах стала формироваться из капыкулу. В узком смысле капыкулу можно сравнивать с дворовыми людьми московских великих князей. По словам И.Е. Забелина, «государством управляли не государственные, т. е. народные земские силы, а управляли им силы государева двора, которые, скрытно, всегда первенствовали и в боярской думе» 38 . По своей сути, они были привилегированными рабами правителя, который по своему усмотрению мог казнить их без суда и следствия. После казни или смерти капыкулу их имущество переходило к господину. Таким образом, капыкулу не могли передавать по наследству свое богатство, полученное за службу правителю.

Джентиле Беллини. Портрет султана Мехмеда II.

В годы правления Мурада I число пленных-капыхалкы сильно выросло. Тогда было принято решение создать из капыкулу новые вооруженные силы, получившие название янычар – (букв. ени пери («новое войско»)) 39 . Это способствовало усилению власти правителя, а также зависимости командиров приграничных вооруженных формирований, поскольку увеличение числа хорошо обученных воинов у правителя ограничивало действия и интересы местных феодалов 40 .

В связи с прекращением военных походов на христианские территории в начале XV века были потеряны источники пополнения янычарского корпуса. Во время междоусобных войн между сыновьями султана Баязида I возникла необходимость увеличения количества верных войск, которые могли бы постоянно находиться «под рукой». Поскольку войска сипахи находились в провинциях и могли перейти на сторону того, кто мог захватить данную территорию, для пополнения рядов капыкулу в годы правления султана Мурада II была создана система девширме 41 .

Согласно этой системе, по мере необходимости в три года или пять лет, иногда и семь-восемь лет 43 , специально отобранные должностные лица из янычарского корпуса отправлялись в те области государства, где проживало немусульманское население, и производили набор мальчиков. Первоначально такой набор осуществлялся на территории Румелии. Позже его стали производить и на анатолийской территории государства 42 . По представлению аги корпуса янычар, в котором указывалось необходимое число мальчиков, издавался специальный султанский ферман. До первой половины XVI века набор мальчиков производили местные правители. Затем этим стали заниматься высокопоставленные должностные лица янычарского корпуса. При отправке назначенного султаном должностного лица ему давали ферман султана о наборе мальчиков с определенных территорий с указанием числа мальчиков для каждого населенного пункта. Кроме фермана, на руках этих должностных лиц находилось письмо от аги янычар. Местные власти должны были всячески способствовать набору. Заранее определялись населенные пункты, в которых должен был производиться набор мальчиков. В назначенное время местные власти собирали всех подростков в возрасте от восьми до пятнацати лет (в зависимости от числа набираемых мальчиков этот возраст иногда доходил до двадцати лет) в центры каза. Молодые люди приходили со своими родителями в сопровождении местного священника; им вменялось в обязанность приносить с собой церковные книги. Обычно отбирали одного мальчика от каждых сорока дворов 43 , обращая внимание на внешний вид, рост и другие внешние данные. При осмотре мальчиков, чтобы избежать всяких недоразумений, присутствовали также местный кадий и сипахи или его представитель. Должностное лицо просматривало церковные книги и отбирало мальчиков по возрасту. Предпочтение отдавалось мальчикам в возрасте от 14 до 18 лет. Если среди них оказывались женатые, то их сразу отпускали по домам. Если у кого-то были двое детей в этом возрасте, то забирали лишь одного из них. Не забирали также единственного сына семьи и сироту. Сыновья старосты деревни, скандалисты, сыновья пастухов и обрезанные с рождения считались негодными для набора. Кроме того, отбраковывались мальчики, знающие турецкий язык, занимающиеся каким-нибудь ремеслом, сьездившие в Стамбул и низкорослые 44 . Старались брать мальчиков среднего роста, а высокорослые мальчики отбирались специально для службы бостанджы во дворце.

После захвата Боснии система девширме охватила и детей принявших ислам местных жителей. Они назывались потур огуллары и предназначались для дворцовой службы и службы в бостанджы оджагы. Их не отдавали в корпус янычар. Кроме того, в девширме не брали детей некоторых народов и из некоторых определенных мест. Например, запрещалось брать тюркских, русских, иранских, цыганских и курдских детей, а также мальчиков из местности Харпут, Диярбакыр и Малатья 45 .

Отобранные мальчики отправлялись в столицу группами по 100 или 200 человек. Начальникам этих групп давали списки мальчиков, чтобы по дороге они не могли заменить одних мальчиков другими. Поэтому после отбора необходимого числа мальчиков составлялись специальные тетради, с перечнем имен мальчиков, с указанием родной деревни и санджака, имен родителей, имени сипахи, которому данная семья платила налоги, даты рождения и внешних примет. Такие тетради составлялись в двух экземплярах, один из которых находился у начальника группы доставки мальчиков в столицу. Вторая тетрадь оставалась у чиновника, ответственного за набор. В столице эти тетради сличались и в дальнейшем хранились у аги янычар 46 .

При отправке в столицу мальчиков одевали в верхнюю одежду золотистого цвета и конусообразный головной убор. Деньги на эту одежду собирали в виде налога с населения тех же местностей в размере 90-100 акче за каждого мальчика. Со временем размер этой суммы увеличился и в начале XVII века достигал 600 акче 47 .

Через два-три дня после прибытия в столицу мальчики принимали ислам. После этого их осматривали ага янычарского корпуса и хирург аджеми оджагы. Затем уже султан лично осматривал прибывших мальчиков и понравившихся отбирал для дворца 48 . Некоторых отбирали для бостанджи оджагы 49 . Оставшихся мальчиков отдавали за небольшую плату крестьянам-туркам, чтобы они в течение нескольких лет учили язык и были приобщены к сельскохозяйственному быту. Через несколько лет этих мальчиков записывали в корпус аджеми. Прослужив там также несколько лет, они переводились в корпус янычар.

Отобранные для дворца мальчики передавались во дворцы Эдирне, Галата и Ибрагим-паши, где они начинали свое обучение. Через определенное время из этих дворцов самых подготовленных мальчиков переводили в школу Эндерун. Для них также существовали определенные правила дальнейшего продвижения по служебной лестнице 50 .

Еще одной особенностью санджака было то, что в каждый санджак сроком на один или два года назначался из центра кадий, в обязанность которого входил контроль за применением шариатских и османских (орфи ) законов в санджаках. Но кадии участвовали и в повседневном управлении санджаками, поскольку постоянно напоминали местному населению об их правах и обязанностях перед властями. Несмотря на различие функций, в повседневных делах и управлении кадии должны были сотрудничать с правителями санджака и, таким образом, «способствовали утверждению автократических начал османского режима» 51 . Такая система управления территориями применялась и до образования Османского государства в других политических образованиях. Однако Османы следовали более строгому применению данной системы, особенно на завоеванных территориях в европейской части государства. К тому же владельцы тимаров, принадлежавшие к военному сословию аскери, и кадии, принадлежавшие к духовному сословию улемов, должны были совместно участвовать в управлении доверенной им территории.

Для Османского государства характерным являлось отсутствие серьезной борьбы между сыновьями правителей за отцовский трон в годы становления государства. Османы использовали борьбу за власть в бейлике Караси, в результате которой этот бейлик оказался в их руках 52 . Внутриполитическая борьба за трон, которая происходила не только в этом бейлике, но и в Византийской империи, в Болгарии и Сербии, способствовала расширению границ Османского государства за счет ослабления и территориальных потерь этих государств. После смерти Осман-бея его сын Орхан-бей занял отцовское место. По сведениям хронистов, его брат не имел претензий на верховную власть 53 . К тому же Орхан еще при жизни отца стал выполнять некоторые его функции в качестве верховного правителя. К моменту смерти Орхана его сын Мурад был самым опытным членом правящей семьи. После прихода к власти он устранил двух своих младших братьев, которые могли представлять опасность его правлению. Когда сын Савджы восстал против своего отца, Мурад I поручил другому сыну – Баязеду – выступить против него. Баязед в скором времени поймал и казнил своего брата. После возведения его на освободившийся отцовский трон командирами, участвовавшими в битве при Косово, Баязед немедленно умертвил своего брата Якуб-бея, который командовал отрядами вооруженных сил и не знал о смерти своего отца. Таким образом, Османы в годы становления государства сумели избежать той борьбы между братьями за верховную власть, которая встала перед ними в последующие годы.

В Османском бейлике (позже в Османском государстве) верховная власть принадлежала правящей семье, глава которой одновременно считался главой бейлика (позже и государства, и империи) и назывался улу бей (старший или великий бей) 54 . Другие члены семьи носили титул бей. Управление важными ключевыми территориями за исключением приграничных областей, где действовали командиры акынджы-гази, поручалось членам правящей семьи. Во главе войска данного санджака они по призыву верховной власти участвовали в военных походах. Отсутствие правил прихода к власти создавало определенные трудности после смерти правителя. Чтобы получить престол, они должны были привлечь на свою сторону опытных и сильных командиров, а также везирей, бейлербеев и лидеров ахи. Без их поддержки прийти к власти практически было невозможно.

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги Всемирная история. Том 2. Средние века автора Йегер Оскар

автора Коллектив авторов

ОСМАНЫ: ПОТРЯСЕНИЯ НАЧАЛА XV ВЕКА И ВОЗРОЖДЕНИЕ ОСМАНСКОГО ГОСУДАРСТВА Разгромив османскую армию Баязида I в битве под Анкарой и взяв в плен самого султана, правитель Самарканда Тимур восстановил самостоятельность анатолийских бейликов, собственно же османские владения

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока автора Коллектив авторов

ОСМАНЫ: ПОТРЯСЕНИЯ НАЧАЛА XV ВЕКА. И ВОЗРОЖДЕНИЕ ОСМАНСКОГО ГОСУДАРСТВА Жуков К.А. Эгейские эмираты XIV–XV вв. М., 1988.Орешкова С.Ф., Поцхверия Б.М. Проблемы истории Турции. М., 1978.Османская империя и страны Восточной и Юго-Восточной Европы в XV–XVI вв.: Главные тенденции

Из книги История Средних веков. Том 1 [В двух томах. Под общей редакцией С. Д. Сказкина] автора Сказкин Сергей Данилович

Образование Папского государства Пипин ответил папе услугой за услугу. По призыву папы Стефана II Пипин дважды предпринимал походы в Италию (в 754 и 757 гг.) против лангобардского короля Айстульфа, которого принудил отдать папе захваченные им ранее города Римской области и

Из книги Искусство войны: Древний мир и Средние века [СИ] автора

Глава 1 Осман I и Орхан I - основатели османского государства Нужна пехота!Военное искусство империи Османов наиболее яркая страница в этом повествовании. Народ османов был сравнительно небольшим и мало кто мог предполагать, что именно они под предводительством своего

Из книги Единый учебник истории России с древних времен до 1917 года. С предисловием Николая Старикова автора Платонов Сергей Федорович

Образование Великорусского государства § 46. Великий князь Иван III Васильевич; значение его деятельности. Преемником Василия Темного был его старший сын Иван Васильевич. Слепой отец сделал его своим соправителем и еще при своей жизни дал ему титул великого князя.

Из книги Искусство войны: Древний мир и Средние века автора Андриенко Владимир Александрович

Часть 2 Османская империя и ее армия Глава 1 Осман I и Орхан I – основатели османского государства Нужна пехота! Военное искусство империи Османов наиболее яркая страница в этом повествовании. Народ османов был сравнительно небольшим и мало кто мог предполагать, что

Из книги Древняя русская история до монгольского ига. Том 1 автора Погодин Михаил Петрович

ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА И государства, как все существа в мире, начинаются неприметными точками. Долго-долго, в сильное увеличительное стекло, надо смотреть на безобразную, разнородную груду земли, людей и их действий, на этот человеческий хаос, чтобы, наконец, поймать в

Из книги Древняя Русь. IV–XII вв. автора Коллектив авторов

Образование государства Постепенно разрозненные племена восточных славян объединяются. Появляется Древнерусское государство, вошедшее в историю под названиями «Русь», «Киевская Русь».ДРЕВНЕРУ?ССКОЕ ГОСУДА?РСТВО – распространенное в исторической литературе

Из книги История Дальнего Востока. Восточная и Юго-Восточная Азия автора Крофтс Альфред

ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ ГОСУДАРСТВА Спустя два десятилетия после начала эры Мэйдзи несколько сот японцев одновременно были зачислены в американские школы, они изучали все области знаний. Мальчики из состоятельных семей могли позволить себе десять лет учиться за рубежом, и даже

Из книги Всеобщая история государства и права. Том 2 автора Омельченко Олег Анатольевич

Из книги Всемирная история. Том 3 Век железа автора Бадак Александр Николаевич

Образование государства В древней Индии процесс образования государства был длительным. Постепенно племенная аристократия превращалась в верхушку образующихся раннеклассовых государств, которые складывались на племенной основе. Усиливалась власть племенных вождей

автора Мамедов Искандер

Глава 3 Султанский гарем в классический период истории Османского государства Месторасположение гарема Гарем (харам) – это арабское слово, означающее «запретное место», «запрет», «священное место», «ограничение». Для мусульман слово гарем (харам) означало «запретное

Из книги Расцвет и крах Османской империи. Женщины у власти автора Мамедов Искандер

Как появился гарем первых правителей Османского государства На раннем этапе становления Османского бейлика его правители не могли обращаться к главам соседних, более крупных эмиратов для заключения междинастийных союзов, поскольку последние не воспринимали их как

Из книги Расцвет и крах Османской империи. Женщины у власти автора Мамедов Искандер

Роль гарема в социальной и политической жизни Османского

Из книги История государства и права России автора Тимофеева Алла Александровна

Образование русского централизованного государства и развитие права (XIV – сер. XVI в.) Вариант 11. Назовите факторы, способствующие объединению русских земельа) подъем хозяйства, развитие торговли и оживление торговли;б) необходимость борьбы с внешним врагом;в) борьба бояр

Афьонкарахисар (Afyonkarahisar) с возвышающейся над ним скалой с мощной древней крепостью, безусловно, оставляет неизгладимые впечатления, и чем ближе с ним знакомишься – тем глубже они становятся. Город опрятен, неспешен, с множеством старинных турецких домов и несколькими интересными мечетями. Здесь есть ряд недорогих гостиниц, в которых можно остановиться на ночь по пути к озёрам, а если у вас есть немного времени, то отсюда можно съездить ещё в несколько интересных мест.

В честь крепости и тёмной 226-метровой скалы, на которой она построена, город назывался Афьон, что в переводе с турецкого означает «Чёрная опиумная крепость». Считается, что первые укрепления появились на утёсе ещё во времена хеттского царя Мурсили Второго. Кроме того, здесь находили артефакты, которые относятся ко времени фригийцев. Одно время городом владели римляне и византийцы, называвшие его Акрониум (Высокий холм). Большая часть сохранившейся до сегодняшних дней крепости построена именно византийцами. Потом в ней хранили сокровища своих империй селджуки и османы.

В конце турецкой войны за независимость, на протяжении трёх недель, начиная с 26 августа 1922 года, в Афьонкарахисаре был размещён главный штаб Ататюрка, который готовился здесь к последней, решающей битве с греками из соседнего города Думлупынар. В честь победы турков была сооружена скульптурная композиция, представляющая двух обнажённых мужчин, один из которых стоит на плечах у другого. Это один из самых впечатляющих памятников Ататюрку на территории Турции.

Сегодня Афьонкарахисар представляет собой тихий провинциальный городок, известный своими колбасами под общим названием «суджук», копчёной говядиной «пастрамы» и кислыми сливками «каймак». Он является оплотом фундаменталистов и правых националистов. Когда в середине 1980-х годов известный американский кинорежиссёр греческого происхождения Элия Казан, решив снять в западной части Малой Азии исторический фильм, попросил разрешения сделать это в Афьонкарахисаре, отцы города, не слишком стесняясь в выражениях, отказали ему.

Прибытие, размещение и питание в Афьонкарахисаре

Железнодорожный вокзал Афьонкарахисара находится в северном конце бульвара Ordu, в 500 метрах от центра, а автовокзал (отогар) – на кольцевой дороге «чевре ёлу», примерно на таком же расстоянии, но на востоке. Оба терминала связаны с центром города регулярными рейсами долмушей с надписью «Sanayi/РТТ». Если вы приедете сюда на автобусе, то от отогара до центра города вас бесплатно отвезут на специальном экспрессе.

Маршрутки (долмуши) проезжают мимо лучших гостиниц города, а их конечная остановка находится на Ambaryolu, в двух кварталах от почтамта, расположенного на главной, идущей с севера на юг улице города Milli Egemenlik Caddesi. На Hukumet Meydani есть справочная для туристов, в которой имеются карты города и брошюры на английском языке «Туристические маршруты Афьонкарахисара». Её сотрудники хорошо говорят по-английски и весьма полезны. Основные банки и банкоматы находятся на Bankalar Caddesi.

  • Гостиницы Афьонкарахисара

Самая дешёвая гостиница в городе – это Hotel Lake, расположенная в центре, по адресу: Bankalar Cad 23. Её номера с ванными комнатами просты, но приемлемы. Также в центре находится гостиница Soydan (Turizm Emeksiz Cad 2). Здесь дружелюбная атмосфера, небольшие, приятно обставленные номера, ванные комнаты, телевизор, есть ресторан с национальными турецкими блюдами.

В расположенной по адресу: Ambaryolu 25 гостинице Sinada потёртые ковры, но хорошие номера со стенами, покрашенными в пастельные тона, чистые простыни и безупречно чистые ванные комнаты, выходящие окнами на улицу, могут быть шумными. Значительный шаг вверх по ценовой лестнице делает отель Grand Ozer, где просторные номера, спутниковое телевидение, бассейн и хамам. Она находится к востоку от Hukumet Meydani по адресу: Suleyman Goncer Cad 2.

  • Рестораны Афьонкарахисара

Открытый ещё в 1922 году ресторан Ikbal Lokantasi отличается редким для Турции шармом. Он находится на Uzun Carsi, недалеко от Hukumet Meydani и считается самым знаменитым рестораном города. Винтовая лестница в стиле ар деко ведёт наверх, в семейную часть заведения, монументальное зеркало в позолоченной раме и белоснежные салфетки дополняют впечатление. Ikbal Lokantasi не дёшев (обед здесь обойдётся вам в 25 лир), но тут подают потрясающе приготовленные на гриле блюда, «окра тендер», знаменитые пудинги и огромные куски деликатеса из жирных афьонкарахисарских сливок.

Немного выше гостиницы Sinada, по адресу: Ambaryolu 48, находится маленькое, чистенькое заведение Kuru Fasuliyeci, необыкновенное место, которое специализируется на блюдах из сухих бобов и предлагает несколько видов супов на завтрак. Попробуйте простое (в томатном соусе) мясо и «пастырму» за 4 лиры, с тарелкой «джаджика». Для разнообразия посетите кафе YTL (на верхнем этаже торгового центра YTL, который находится недалеко от Hukumet Meydani), где подают популярную у местных молодых людей пиццу.

Достопримечательности Афьонкарахисара

Начать изучение города лучше всего с самой высокой его точки – от крепости. Древняя цитадель расположена на вершине тёмной монолитной 226-метровой скалы с 700 ступенями с южной стороны (в жаркий день двадцатиминутный подъём лучше не затевать). Поднимаясь по ним, вы наверняка увидите удодов, а наверху – деревья, увешанные лоскутками тканей, которые оставляют здесь загадавшие желание люди. Во время молитвы крики муэдзинов, долетающие сюда более чем с восьмидесяти минаретов, отражаются от скалы эффектным эхом.

Сама крепость, которую хетты называли Хапаноува, была построена около середины II тысячелетия до нашей эры. Потом на том же месте находились цитадели фригийцев, византийцев и турок. Сегодня от неё дошли до нас лишь несколько зубчатых стен и башен. Скалу с крепостью окружает старый город, представляющий собой лабиринт узких улиц со стайками довольно дружелюбных мальчишек, говорящих на центрально-анатолийском диалекте и знающих несколько слов по-английски. Османская архитектура Афьонкарахисара знаменита в . Её гордостью являются фахверковые дома с нависающими над улицей верхними этажами с кафе, резными деревянными ставнями, оберегающими скромность жительниц.

Недалеко от крепости хорошо сохранились замечательные мечети, и ещё несколько менее интересных – в районе базара. Прямо напротив ведущих вверх на скалу ступеней стоит самая старая местная мечеть, Улу Джами (если между службами она будет закрыта, подождите служителя, который впустит вас внутрь; не забудьте сделать небольшое пожертвование). Это типичная квадратная сельджукская мечеть, построенная между 1272 и 1277 годами. Недавно она была отреставрирована, её плоская крыша заасфальтирована, но внутри в ней сохранились оригинальные стрехи, поддерживающие потолок с замечательным геометрическим рисунком и сорок резных деревянных колонн со сталактитовыми капителями.

Немного ниже Улу Джами находится Мевлеви Джами, мечеть с двумя куполами, примечательная «сон джемаат ери», пирамидальной крышей портика, в котором молятся опоздавшие. Примыкающий к нему церемониальный зал «семахане» с полами из древесины грецкого ореха является местом, где когда-то танцевали крутящиеся дервиши. Теперь здание преобразовано в Музей Мевлеви (открыт во время службы или если попросить об этом имама). Здешняя экспозиция состоит из музыкальных инструментов и церемониальных костюмов дервишей. После того как эта ветвь исламского мистицизма начала процветать в благодаря сыну Мевляна, Султан Веледу, Афьонкарахисар стал вторым крупнейшим центром ордена Мевлеви.

Археологический музей (открыт вторник-воскресенье 8.30-17.30) находится на Kurtulus Caddesi в 1 километре к востоку от центра. Сходить туда стоит: хотя экспозиция размещена в скудно освещённых залах, экспонаты хорошо представлены. Самыми интересными среди них являются римские находки III и IV веков нашей эры, обнаруженные во время раскопок у Чардалы и Ковалык Хёйюк. Среди них - небольшая мраморная статуя богини охоты Дианы и прайс-лист с агоры. Особенно впечатляет прекрасный резной саркофаг времени правления Септимия Севера и коллекция небольших саркофагов.

В саду музея выставлены замечательные (без подписей) римские, фригийские, византийские и османские мраморные скульптуры, и это неудивительно, так как этот район был и остаётся центром добычи мрамора в Анатолии. Там же, на Kurtulus Caddesi, но немного ближе к центру, в парке находится Гедик Ахметпаша Кюллиеси, построенная в 1477 году одним из визирей Мехмета Завоевателя. Рядом стоит каменное медресе и действующий хамам. Оригинальные мраморные полы последнего сохранились в хорошем состоянии, но само здание отвратительно отреставрировано. В комплекс мечети Имарет Джами входит минарет с зигзагообразным рисунком из синей изникской плитки.

Короткому периоду пребывания в Афьонкарахисаре Ататюрка посвящён музей Зафер (открыт ежедневно 9.00-17.00; вход свободный), который находится напротив туристической справочной на Milli Egemenlik Caddesi. Это – именно то здание, в котором Ататюрк составлял план победного сражения при Думлупынаре. Здесь можно увидеть его кабинет, оружие, некоторые личные вещи, а также старые фотографии Ататюрка и города Афьонкарахисара.

  • Опиум в Афьонкарахисаре

Вряд ли город Афьонкарахисар, первая часть названия которого с турецкого переводится как «опиум», можно упрекнуть в сокрытии самой сомнительной вещи для своей гордости. Дело в том, что здесь производится до 25% от всего мирового количества легальных опиатов. Раньше их производилось больше – до 50%, но в 1971 году США наложили запрет на их производство в связи с увеличением нелегального оборота наркотиков. Сегодня, несмотря на то, что семенами мака посыпаны многие местные хлебобулочные изделия, а его листья используются для приготовления салатов, все 20 тысяч тонн собранных в поле коробочек должны прибыть на фабрику абсолютно нетронутыми.

Маковые поля охраняют, чтобы коробочки мака не были повреждены с целью получения из них героина. Если вы хотите посмотреть на поля цветущего мака, то в мае – июне отойдите от города по дороге в Сандыклы на 5 километров. Ещё более обширные маковые поля раскинулись вокруг города Ялвач в горах Тавр. Пока власти рассуждают, можно или нельзя использовать производство опиума для привлечения туристов, в городе был увековечен этот исконно местный промысел: если приглядеться к фонтану на городской площади, то можно заметить, что он представляет собой не что иное, как изящный бронзовый цветок мака.

Окрестности Афьонкарахисара

Самой интересной из Афьонкарахисара является к знаменитым своими рельефами фригийским руинам VI века, которые находятся недалеко от Ихсание. Здесь также есть скальные формации, напоминающие Каппадокию, и несколько вырубленных в горной породе церквей.

Весь район находится под патронатом местных туристических властей, хотя Afyon Turizm Kusagi (Афонский туристический маршрут) и существует исключительно на бумаге в виде одноимённой брошюры, а не в виде реально проложенной тропы. Район Афьонкарахисара также знаменит горячими источниками, температура воды в которых 50-80 градусов, вода отличается большим содержанием фторидов, бромидов и солей кальция. Здешние минеральные воды разливаются по бутылкам и продаются в Турции.

  • Аязин, Кайя и Дёгер

До фригийских руин лучше всего добираться на собственном транспорте, однако между Афьонкарахисаром и Ихсание ходят удобные дневные поезда, а также долмуши, которые отправляются от конечной остановки, расположенной по адресу: бульвар Ordu 11/А, напротив туристической справочной. Через 40 минут за Исхание нужно попросить водителя долмуша отвезти вас в Дёгер (в 10 километрах к северу от Исхание) или Аязин (около 15 километров к востоку от Исхание, в 30 километрах от Афьонкарахисара). Кроме того, с остановки напротив здания Belediye на улице Voyvoda Gazligol Caddesi в Афьонкарахисаре вы можете доехать на автобусе до деревни Кундузлу недалеко от Аязина.

Лучшие фригийские развалины находятся около современной деревни Аязин, к которой надо свернуть с дороги Афьонкарахисар-Эскишехир у посёлка Кундузлу. От дороги, ведущей в деревню, за маковым полем отлично видны пещерные дома и хорошо сохранившаяся византийская церковь IX века. Если подойти поближе, то на скалах можно рассмотреть рельефы с изображением львов, а также царапины, которые остались после проведённых местными археологами раскопок, во время которых были найдены монеты и другие древние артефакты.

Вырубленную в скалах гробницу Асланташ (Львиный камень) недалеко от деревни Кайя (бывшая Хайранвели) окружают рельефы с изображением двух львов, двух огромных, скалящих друг на друга зубы монстров. Не надо путать этот памятник с другим фригийским культовым сооружением Асланкайя (Львиная скала) с рельефом богини Кибелы и двумя ещё более внушительными львами по бокам. Асланкайя находится недалеко от озера Эмре у деревни Дёгер, где также есть развалины османского каравансарая XV века.

  • Местные спа

В 14 километрах к северу от города по дороге на Кутахью находится массивная Termal Resort Orucoglu, термальная гостиница с полупансионом. Роскошные комнаты с кондиционерами, балконами и бегущей из крана термальной водой. В стоимость проживания входит пользование хамамом, сауной, открытыми и закрытыми бассейнами и водяной горкой. За дополнительную плату предлагают различные виды массажей и другие оздоровительные процедуры. Эта гостиница входит в комплекс горячих источников Omer/Gecek Kaplicilari, услуги которого доступны и менее привилегированным клиентам, которые обычно останавливаются в простых шале. С поиском жилья вам помогут в туристической справочной, в противном случае из Афьонкарахисара ходят сюда несколько долмушей в день.

Курорт Худай Каплыджилары находится в 48 километрах от Афьонкарахисара за посёлком Сандыклы, куда надо свернуть с дороги на Денизли. Сюда стоит приехать, если вы любите принимать грязевые ванны. Худай Каплыджилары с виду напоминает большую деревню с многочисленными простыми шале и оздоровительными центрами с грязевыми ваннами. Отель Hudai Termal, (скидка для остающихся на более продолжительное время) предлагает удобные комнаты, термальные бассейны и оздоровительный комплекс с грязевыми ваннами с температурой до 50 градусов и небольшим бассейном с естественно подогреваемой водой.

Источники каждого отдельно взятого термального бассейна обладают особыми свойствами, поэтому их используют для лечения различных заболеваний, в первую очередь ревматизма, но также и камней в почках, невралгий и хронических мигреней. Считается, что грязевые ванны помогают лечить отложение солей в суставах и позвоночнике.

Вконтакте

Одним из самых интересных памятников, рассказывающих об истории Анкары, является Крепость или Цитадель Хисар. Внушительная конструкция крепости находится на вершине холма и заметна практически из любой точки города. Она окружена двойным кольцом укрепленных стен. Скорее всего, эта крепость могла служить убежищем еще во времена хеттов. Внешнее кольцо стен, которое сегодня окружает крепость, было построено в девятом веке при императоре Михаиле II. Внутренние стены относятся к шестому веку.

Внутренняя четырехэтажная крепость, частично построена из Анкарского камня, а также с применением сполиэна. Камни для строительства стен были взяты из развалин древних зданий античности. Высота башен во внутренней крепости, меняется между четырнадцатью и шестнадцатью метрами. В крепости на сегодняшний день сохранилось множество Османских Анкарских домов времен семнадцатого века.

Цитадель имела тяжелую и важную задачу – отражать и оборонять атаки на границы, а значит, являясь неким «пограничным постом», всегда должна была быть в состоянии военной готовности отразить врага.

Попасть на территорию крепости можно через ворота, расположенные под башней, украшенной часами с большим циферблатом. Толщина окружающих внутренний периметр крепости стен составляет около восьми метров при высоте самих стен в двенадцать метров. Самой высшей точкой здесь является Белая Крепость, неплохо сохранившаяся до наших времен. Расположена здесь также и небольшая мечеть, построенная ещё в двенадцатом веке. В крепости можно подняться на башню, расположенную в восточной стороне и наслаждаться открывающимся отсюда замечательным видом на город.

Вокруг Цитадели на уступах холма раскинулись улочки старого города. Здесь до сих пор все выглядит как сотню-другую лет назад. Некоторые жители построили дома вплотную к крепостным стенам.

На данный момент большинство старинных зданий, расположенных на территории крепости, переоборудованы для современных нужд – так, например, в некоторых из них располагаются сувенирные магазины и уютные ресторанчики. Здесь выставлены на продажу традиционные турецкие изделия, ковры и антикварные товары. Большинство зданий охраняются организацией ЮНЕСКО.

Он совсем маленьким был и не мог помнить, как румийцы-греки и монгольские отряды нападали на пастухов его отца. Помнил себя в тёплой юрте. В юрте было так защитно, страха мальчик маленький не знал. От женщин, таких сильных, крепких, шло всё хорошее - еда, питье, телесное укрепляющее тепло, такое нужное неокрепшему детскому телу. Но он, едва сделав первые неровные шаги, знал уже, что он принадлежит другому миру, не женскому, а мужскому, миру людей, казавшихся ему совсем высокими. К этим людям его тянуло, к их общности; когда они пели, хотелось тоже запеть...

Кече туруп ёрур эрдим

кара кизил бёри кёрдим

катиг яни кура кёрдюм

кайя кёрюб баки айди

киркиб ати кемшелим

калкан зюнюн чёмшелим

кайнаб яна юмшалим

кати яи ювилсин...

Встав ночью, я бродил кругом,

я видел чёрных и красных волков,

я смотрел, натягивая тугой лук.

Оглядываясь, волки поднялись на гряду холмов.

Византийские отряды из Караджа Хисара налетали на стада людей Эртугрула, угоняли овец. Владетели больших домов и полей, засеянных хлебными злаками, имели под своим началом отряды воинов в хороших кирасах, вооружённых длинными копьями и мечами хорошими. В этих отрядах разные люди были - черноглазые красивые армяне, светлоглазые и светловолосые выходцы из холодных, совсем дальних земель. Все имели - каждая общность - свою правду и справедливость свою. Подданные императора византийцев полагали все эти земли своими, а себя - потомками правителей Древнего Рума . Наёмники честно исполняли свой долг. Сельджукский султан защищал пределы своих владений. Эртугрул, Тундар и люди их тоже знали свои права на свои земли, где паслись их стада. Привычно вскакивали на коней, преследовали похитителей, схватывались в стычках; чаще побеждали, а когда и проигрывали... Привозили в становище своих убитых, женщины выли, оплакивая; мужчины клялись отомстить. Но другой раз привозили пленённых и всё в становище сбирались в любопытстве. Мальчишки показывали пальцами и кидали камешки и комки земли в пленных чужих воинов. Привозили выкуп, звучала греческая речь. В юрте гостевой угощали привёзших выкуп. Начинали понимать речи друг друга. Неприметно для всех греческие слова входили в поток речей тюрок; и тюркскими присловьями уже щеголяли воины румов... А после вновь жили нападениями, стычками, пленениями, смертями...

Эртугрул говорил Тундару и старейшинам, что следует решительно переменить этот порядок дурной.

Покончить надо с их вольностями! - говорил вождь кайы.

Но многим старикам рода казались румы сильными очень; такими сильными, что куда уж покончить с ними всадникам Эртугрула!

Надо ждать, надо ждать. Когда султан решит ударить на этих неверных, тогда и мы пойдём с ним...

Нет, покамест дожидаться будем султанского похода на неверных, они рассеют нас, как беспастушных овец! - возражал Тундар.

Эртугрул оставил старшими в становище Тундара и одного из братьев своей младшей жены, которая недавно родила ему сына, Гюндюза, третьего из его сыновей... Мать Османа, старшая, первая жена, не была довольна. Она ещё сохраняла в себе черты недавней решительной и смелой девушки, перегонявшей в скачках на добром коне иных йигитов. Ещё не так давно лишь она владела сердцем Эртугрула. Теперь она упрекнула его, сказав, что он пренебрегает будущностью их сына:

Осман одиноким останется, а Гюндюза и Сару Яты окружают дядья и двоюродные братья!..

Кто виноват, женщина, в том, что у тебя не осталось братьев? Не пойдёшь против судьбы! Откуда мне сейчас угадать, кто из моих сыновей окажется самым храбрым и толковым? В конце концов, судьба изберёт для лучшего своего претворения самого лучшего из них и поведёт за руку!..

Женщина хотела было возразить, что всё это всего лишь красивые слова, но она была умна и понимала, что, быть может, за ней останется последнее слово в их споре; но не стоит быть настойчивой, упрямой и потому глупой! Благоволение мужа стоит дороже! И она приблизилась к Эртугрулу и молча и внимательно поцеловала тыльную сторону ладони его правой руки. Он ответно положил тяжёлую ладонь на плечо жены, крепкие грубые пальцы воителя проницали сквозь шёлковую ткань. Затем он вышел, оставив её одну в юрте...

Эртугрул решил ехать в Конью, к султану. С собою взял пятьдесят йигитов. Вперёд не отправил гонца, ехал незваным. Но он знал, для чего ехал...

Прежде Эртугрул не бывал в резиденции султана. В сущности, когда вступил вождь кайы в длительное время мужской зрелости, любознательность и даже и простое любопытство не оказались в числе свойств его характера. Его не занимала жизнь султана и приближенных султана, равно как и жизнь владетелей земель Рума-Византии. Ему и на ум не входило пожелать выстроить для себя и своих близких жилище, подобное их обширным жилищам, выстроенным из прочного кирпича и камня. Он даже и не понимал, как возможно жить, спать ночью под этими каменными сводами. Ему хорошо дышалось в юрте. И всё новое, воспринятое им и его людьми, покамест не переменило коренным образом уклада их жизни. Нарядные ткани, красивая посуда, новое оружие и украшения лишь разнообразили эту жизнь, но не изменяли. И теперь Эртугрул направлялся в Конью без любопытства ко всей той новизне, каковую ему предстояло увидеть. Его занимало лишь одно: как воспримет султан его слова. А если сочтёт их дерзким и никчёмным вмешательством в дела Конийского султаната, своих владений? Султан был милостив к Эртугрулу, обещал быть ему вместо отца в добрых советах, но Эртугрул ещё ведь не обращался к султану, советов не просил, да и никаких приказаний как султанский полководец не получал... Однако он уже решился, уже двигался, продвигался вперёд, и потому гнал от себя докучные мысли... То, что мы называем рефлексией, было ему так же чуждо, как и осознанное любование окружающими пейзажами. Он смотрел вперёд и вокруг прагматически и по-кочевничьи зорко. Но случалось ночами, на привале, вид тёмно-синей ночи Анадола смутно волновал его существо; он бодрствовал, широко раскрыв глаза, и расширял невольно ноздри на тёмном смуглом лице своём, будто хотел невольно вобрать в себя эту странную волнующую прекрасность...

Отряд Эртугрула проехал мимо развалин древней крепости. Он никогда не узнал о хеттах, самых давних и загадочных насельниках этой земли, хотя в дальнейшем кровь их потомков смешивалась с кровью потомков его и его людей, порождая всё новые и новые виды человеческой красоты. Крепость не заняла его; он только подумал с небрежение…, что она очень стара и ни к чему уже не годна. Зато обрадовал его и его всадников ровный плеск озёрной воды. Они увидели множество гусей и уток, и обрадовались возможности поохотиться с луками и стрелами. Очень скоро набили много дичи и, разведя три костра, принялись готовить свою простую грубую пищу из птичьего мяса. Набирали глины, обмазывали гуся целиком, как был, с перьями; глина затвердевала, перья птичьи застревали в ней, мясо мягчало на огне, запечённое в глиняной оболочке. Но вода в озере была солёная, для питья не годилась.

Эртугрул понял, что город уже близко, когда дорога пошла мимо садов и деревень. Дома были глинобитные, минареты мечетей поднимались. Эртугрул подумал, что род его по-прежнему не имеет имама, и решил попросить об этом султана...

Османская империя. Образование государства

Порой рождения государства турок-османов можно считать, конечно, условно, годы, непосредственно предшествовавшие гибели Сельджукского султаната в 1307 г. Возникло это государство в обстановке крайнего сепаратизма, воцарившегося в государстве Сельджукидов Рума после поражения, которое его правитель потерпел в битве с монголами в 1243 г. Беи Айдына, Гермияна, Карамана, Ментеше, Сарухана и ряда других районов султаната превратили свои земли в самостоятельные княжества. Среди этих княжеств выделялись бейлики Гермиян и Караман, правители которых продолжали вести борьбу, нередко успешную, против монгольского владычества. В 1299 г. монголам пришлось даже признать независимость бейлика Гермиян.

В последние десятилетия XIII в. на северо-западе Анатолии возник еще один практически самостоятельный бейлик. В историю он вошел под названием Османского, по имени предводителя небольшой тюркской племенной группы, главной составной частью которой были кочевники огузского племени кайы.

Согласно турецкой исторической традиции, часть племени кайы откочевала в Анатолию из Средней Азии, где предводители кайы некоторое время находились на службе у правителей Хорезма. Вначале тюрки-кайы избрали местом кочевья земли в районе Караджадага к западу от нынешней Анкары. Затем часть их перебралась в районы Ахлата, Эрзурума и Эрзинджана, доходя до Амасьи и Алеппо (Халеба). Некоторые кочевники племени кайы нашли себе пристанище на плодородных землях в районе Чукурова. Именно из этих мест небольшое подразделение кайы (400-500 шатров) во главе с Эртогрулом, спасаясь от набегов монголов, направилось во владения сельджукского султана Алаэддина Кейкубада I. Эртогрул обратился к нему за покровительством. Султан пожаловал Эртогрулу удж (окраинная область султаната) на землях, захваченных сельджуками у византийцев на границе с Вифинией. Эртогрул принял на себя обязательство защищать границу сельджукского государства на территории дарованного ему уджа.

Удж Эртогрула в районе Мелангии (тур. Караджахисар) и Сёгюта (к северо-западу от Эскишехира) был невелик. Но правитель был энергичен, а его воины охотно участвовали в набегах на соседние византийские земли. Действия Эртогрула облегчены были немало тем, что население пограничных византийских областей было крайне недовольно грабительской налоговой политикой Константинополя. В результате Эртогрулу удалось несколько увеличить свой удж за счет пограничных областей Византии. Трудно, правда, точно определить масштабы этих захватнических операций, как, впрочем, и первоначальные размеры самого уджа Эртогрула, о жизни и деятельности которого нет сколько-нибудь достоверных данных. Турецкие хронисты, даже ранние (XIV-XV вв.), излагают много легенд, связанных с начальным периодом сложения бейлика Эртогрул. Эти легенды гласят, что жил Эртогрул долго: он умер в возрасте 90 лет в 1281 или, по другой версии, в 1288 г.

Сведения о жизни сына Эртогрула, Османа , давшего имя будущему государству, тоже в немалой мере легендарны. Осман родился примерно в 1258 г. в Сёгюте. Этот горный малонаселенный район был удобен кочевникам: здесь было много хороших летних пастбищ, хватало и удобных зимних кочевий. Но, пожалуй, главным преимуществом уджа Эртогрула и наследовавшего ему Османа было соседство с византийскими землями, что давало возможность обогащаться за счет набегов. Эта возможность привлекала в отряды Эртогрула и Османа представителей других тюркских племен, обосновавшихся на территориях других бейликов, так как завоевание принадлежавших немусульманским государствам территорий почиталось у адептов ислама делом священным. В результате, когда во второй половине XIII в. правители анатолийских бейликов в поисках новых владений воевали между собой, воины Эртогрула и Османа выглядели борцами за веру, разоряя в поисках добычи и с целью территориальных захватов земли византийцев.

После смерти Эртогрула правителем уджа стал Осман . Судя по некоторым источникам, были сторонники передачи власти брату Эртогрула, Дюндару, но тот не рискнул выступить против племянника, ибо видел, что его поддерживает большинство. Через несколько лет потенциальный соперник был убит.

Осман направил свои усилия на завоевание Вифинии. Зоной его территориальных притязаний стали области Брусы (тур. Бурса), Белокомы (Биледжика) и Никомедии (Измита). Одной из первых военных удач Османа стал захват в 1291 г. Мелангии. Этот небольшой византийский городок он сделал своей резиденцией. Поскольку прежнее население Мелангии частью погибло, а частью бежало, надеясь найти спасение от войск Османа , последний заселил свою резиденцию выходцами из бейлика Гермиян и других мест Анатолии. Христианский храм по велению Османа был превращен в мечеть, в которой его имя стало упоминаться в хутбах (пятничных молитвах). Согласно легендам, примерно в это время Осман без особого труда добился от сельджукского султана, власть которого стала совсем призрачной, титула бея, получив соответствующие регалии в виде барабана и бунчука. Вскоре Осман объявил свой удж самостоятельным государством, а себя - независимым владетелем. Произошло это около 1299 г., когда сельджукский султан Алаэддин Кейкубад II бежал из своей столицы, спасаясь от взбунтовавшихся подданных. Правда, став практически независимым от Сельджукского султаната, который номинально существовал до 1307 г., когда последний представитель династии румских Сельджукидов был задушен по приказу монголов, Осман признал верховную власть монгольской династии Хулагуидов и ежегодно посылал в их столицу часть дани, которую собирал с подданных. От этой формы зависимости Османский бейлик освободился при преемнике Османа , его сыне Орхане.

В конце XIII - начале XIV в. Османский бейлик значительно расширил свою территорию. Его правитель продолжал набеги на византийские земли. Действия против византийцев облегчались тем, что другие его соседи не проявляли тогда еще враждебности к молодому государству. Бейлик Гермиян воевал то с монголами, то с византийцами. Бейлик Кареси был просто слаб. Не беспокоили бейлик Османа и правители расположенного на северо-западе Анатолии бейлика Чандар-оглу (Джандариды), поскольку и они были главным образом заняты борьбой с монгольскими наместниками. Таким образом, Османский бейлик мог все свои военные силы использовать для завоеваний на западе.

Захватив в 1301 г. район Енишехира и построив там город-крепость, Осман стал готовить захват Брусы. Летом 1302 г. он разбил войска византийского наместника Брусы в сражении при Вафее (тур. Коюнхисар). Это было первое крупное военное сражение, выигранное турками-османами. Наконец-то византийцы поняли, что имеют дело с опасным противником. Однако в 1305 г. войско Османа потерпело поражение в битве при Левке, где против них дрались каталонские дружины, находившиеся на службе у византийского императора. В Византии началась очередная междоусобица, облегчившая дальнейшие наступательные действия турок. Воины Османа овладели рядом византийских городов на Черноморском побережье.

В те годы турки-османы совершили и первые набеги на европейскую часть территории Византии в районе Дарданелл. Войска Османа захватили также ряд крепостей и укрепленных населенных пунктов на пути к Брусе. К 1315 г. Бруса была практически окружена крепостями, находившимися в руках турок.

Брусу захватил несколько позже сын Османа Орхан . родившийся в год смерти своего деда Эртогрула.

Армия Орхана состояла в основном из кавалерийских частей. Не было у турок и осадных машин. Поэтому бей не решился на штурм города, окруженного кольцом мощных укреплений, и установил блокаду Брусы, прервав все ее связи с внешним миром и лишив тем самым ее защитников всех источников снабжения. Подобную тактику турецкие войска применяли и впоследствии. Обычно они захватывали окрестности города, изгоняли или обращали в рабство местное население. Затем эти земли обживались людьми, переселенными туда по приказу бея.

Город оказывался во враждебном кольце, и над его жителями нависала угроза голодной смерти, после чего турки легко им овладевали.

Осада Брусы длилась десять лет. Наконец в апреле 1326 г., когда армия Орхана стояла у самых стен Брусы, город капитулировал. Это произошло в канун смерти Османа , которому сообщили о взятии Брусы на смертном одре.

Орхан , наследовавший власть в бейлике, сделал Бурсу (так ее стали именовать турки), славившуюся ремеслами и торговлей, город богатый и процветавший, своей столицей. В 1327 г. он распорядился чеканить в Бурсе первую османскую серебряную монету - акче. Это свидетельствовало о том, что процесс превращения бейлика Эртогрула в самостоятельное государство близился к завершению. Важным этапом на этом пути стали дальнейшие завоевания турок-османов на севере. Через четыре года после захвата Брусы войска Орхана овладели Никеей (тур. Изник), а в 1337 г. - Никомедией.

Когда турки двинулись к Никее, между войсками императора и турецкими отрядами, которыми предводительствовал брат Орхана , Алаэддин, произошло сражение в одном из горных ущелий. Византийцы были разгромлены, император ранен. Несколько штурмов мощных стен Никеи не принесли туркам успеха. Тогда они прибегли к испытанной тактике блокады, захватив несколько передовых укреплений и отрезав город от окружавших его земель. После этих событий Никея была принуждена к сдаче. Измотанный болезнями и голодом гарнизон не смог более сопротивляться превосходящим силам противника. Захват этого города открыл туркам дорогу к азиатской части византийской столицы.

Девять лет длилась блокада Никомедии, получавшей военную помощь и продовольствие морским путем. Чтобы овладеть городом, Орхану пришлось организовать блокаду узкого залива Мраморного моря, на берегах которого была расположена Никомедия. Отрезанный от всех источников снабжения, город сдался на милость победителей.

В результате взятия Никеи и Никомедии турки овладели почти всеми землями к северу от Измитского залива вплоть до Босфора. Измит (такое наименование отныне получила Никомедия) стал для зарождавшегося флота османов верфью и гаванью. Выход турок к берегам Мраморного моря и Босфора открыл им путь к набегам на Фракию. Уже в 1338 г. турки начали разорять фракийские земли, а сам Орхан с тремя десятками судов появился у стен Константинополя, но его отряд был разбит византийцами. Император Иоанн VI попытался поладить с Орханом , выдав за него свою дочь. На некоторое время Орхан прекратил набеги на владения Византии и даже оказывал византийцам военную помощь. Но земли на азиатском берегу Босфора Орхан рассматривал уже как свои владения. Приехав в гости к императору, ставку свою он расположил именно на азиатском берегу, и византийский монарх со всеми своими придворными был вынужден прибыть туда на пир.

В дальнейшем отношения Орхана с Византией вновь обострились, его отряды возобновили набеги на фракийские земли. Прошло еще полтора десятилетия, и войска Орхана начали вторгаться в европейские владения Византии. Этому способствовало то обстоятельство, что в 40-х годах XIV в. Орхану удалось, воспользовавшись междоусобицей в бейлике Кареси, присоединить к своим владениям большую часть земель этого бейлика, доходивших до восточных берегов пролива Дарданеллы.

В середине XIV в. турки усилились, начали действовать не только на западе, но и на востоке. Бейлик Орхана граничил с владениями монгольского наместника в Малой Азии Эртена, ставшего к тому времени практически независимым владетелем ввиду упадка государства ильханов. Когда наместник умер и в его владениях началась смута, вызванная борьбой за власть между сыновьями-наследниками, Орхан напал на земли Эртена и значительно расширил за их счет свой бейлик, захватив в 1354 г. Анкару.

В 1354 г. турки без труда захватили город Галлиполи (тур. Гелиболу), оборонительные укрепления которого были разрушены в результате землетрясения. В 1356 г. армия под командованием сына Орхана , Сулеймана, переправилась через Дарданеллы. Захватив несколько городов, в том числе Дзориллос (тур. Чорлу), войска Сулеймана начали двигаться в сторону Адрианополя (тур. Эдирне), который был, возможно, и главной целью этого похода. Однако около 1357 г. Сулейман умер, не осуществив всех своих замыслов.

Вскоре турецкие военные операции на Балканах возобновились под руководством другого сына Орхана - Мурада . Туркам удалось взять Адрианополь уже после смерти Орхана , когда Мурад стал правителем. Произошло это, по данным разных источников, между 1361 и 1363 г. Захват этого города оказался сравнительно простой военной операцией, не сопровождавшейся блокадой и затяжной осадой. Турки разбили византийцев на подступах к Адрианополю, и город остался практически без защиты. В 1365 г. Мурад на некоторое время перенес сюда свою резиденцию из Бурсы.

Мурад принял титул султана и вошел в историю под именем Мурада I . Желая опереться на авторитет аббасидского халифа, находившегося в Каире, преемник Мурада Баязид I (1389-1402) отправил ему письмо, испрашивая признания титула султана Рума. Несколько позже султан Мехмед I (1403-1421) стал посылать в Мекку деньги, добиваясь признания шерифами его прав на султанский титул в этом священном для мусульман городе.

Так меньше чем за полтораста лет небольшой бейлик Эртогрул преобразился в обширное и довольно сильное в военном отношении государство.

Что же представляло собой молодое османское государство в начальной стадии своего развития? Его территория охватывала уже весь северо-запад Малой Азии, распространяясь до вод Черного и Мраморного морей. Начали складываться социально-экономические институты.

При Османе в его бейлике еще господствовали социальные отношения, присущие родоплеменному быту, когда власть главы бейлика основывалась на поддержке родоплеменной верхушки, а захватнические операции осуществляли ее военные формирования. Большую роль в формировании османских государственных институтов играло мусульманское духовенство. Мусульманские богословы, улемы, выполняли многие административные функции, в их руках было отправление правосудия. Осман установил прочные связи с дервишскими орденами мевлеви и бекташи, а также с ахи - религиозно-цеховым братством, которое пользовалось большим влиянием в ремесленных слоях городов Малой Азии. Опираясь на улемов, верхушку дервишских орденов и ахи, Осман и его преемники не только укрепляли свою власть, но и обосновывали мусульманским лозунгом джихада, «борьбы за веру», свои захватнические походы.

Осман , племя которого вело полукочевой образ жизни, еще не обладал ничем, кроме табунов коней и овечьих стад. Но когда он стал завоевывать новые территории, возникла система раздачи земель его приближенным в награду за службу. Эти пожалования получили название тимаров. Турецкие хроники так излагают указ Османа относительно условий пожалований:

«Тимар, который я дам кому-либо, пусть без причины не отнимают. А если тот, кому я дал тимар, умрет, то пусть передадут сыну его. Если сын мал, то все равно пусть передадут, чтобы во время войны слуги его ходили в поход до тех пор, пока он сам не станет пригодным». В этом и состоит суть тимарной системы, являвшейся разновидностью военно-ленной системы и ставшей со временем основой социальной структуры османского государства.

Тимарная система обрела законченную форму в течение первого века существования нового государства. Верховное право предоставления тимаров было привилегией султана, однако уже с середины XV в. тимары жаловались и рядом высших сановников. Земельные наделы давались воинам и военачальникам как условное держание. При условии выполнения определенных военных обязанностей держатели тимаров, тимариоты, могли передавать их из поколения в поколение. Примечательно, что владели тимариоты, в сущности, не землями, являвшимися достоянием казны, а доходами с них. В зависимости от этих доходов владения такого рода делились на две категории - тимары, приносившие до 20 тыс. акче в год, и зеаметы - от 20 до 100 тыс. акче. Реальное значение этих сумм можно представить в сравнении со следующими цифрами: в середине XV в. средний доход с одного городского хозяйства в балканских провинциях османского государства составлял от 100 до 200 акче; на 1 акче в 1460 г. в Бурсе можно было приобрести 7 килограммов муки. В лице тимариотов первые турецкие султаны стремились создать прочную и верную опору своей власти - военную и социально-политическую.

В исторически сравнительно короткий срок правители нового государства стали обладателями больших материальных ценностей. Еще при Орхане случалось, что у правителя бейлика не было средств для обеспечения очередного захватнического набега. Турецкий средневековый хронист Хюсейн приводит, например, рассказ о том, как Орхан продал пленного византийского сановника архонту Никомедии, с тем чтобы на добытые таким способом деньги снарядить войско и отправить его против этого же города. Но уже при Мураде I картина резко изменилась. Султан мог содержать войско, сооружать дворцы и мечети, тратить немалые деньги на празднества и приемы послов. Причина такой перемены была проста - со времени правления Мурада I стало законом отчисление в казну пятой части военной добычи, в том числе пленных. Военные походы на Балканы стали первым источником доходов осмайского государства. Дань с покоренных народов и военная добыча постоянно пополняли его казну, а труд населения покоренных областей постепенно начал обогащать знать государства османов - сановников и военачальников, духовенство и беев.

При первых султанах стала складываться система управления Османского государства. Если при Орхане военные дела решались в тесном кругу его приближенных из числа военачальников, то при его преемниках в их обсуждении начали участвовать везиры - министры. Если Орхан управлял своими владениями с помощью ближайших родственников или улемов, то уже Мурад I из числа везиров стал выделять человека, которому поручал управление всеми делами - гражданскими и военными. Так возник институт великого везира, веками остававшегося центральной фигурой османской администрации. Общими делами государства при преемниках Мурада I в качестве высшего совещательного органа ведал султанский совет в составе великого везира, глав военного, финансового и судебного ведомств, представителей высшего мусульманского духовенства.

В годы царствования Мурада I получило первоначальное оформление османское финансовое ведомство. Тогда же возникло сохранявшееся на протяжении веков разделение казны на личную казну султана и государственное казначейство. Появилось и административное деление. Османское государство было разделено на санджаки. Слово «санджак» означает в переводе «знамя», как бы напоминая о том, что управители санджаков, санджак-беи, олицетворяли на местах власть гражданскую и военную. Что касается судебной системы, то она целиком находилась в ведении улемов.

Государство, развивавшееся и расширявшееся в результате захватнических войн, проявляло особую заботу о создании сильной армии. Уже при Орхане были сделаны первые важные шаги в этом направлении. Было создано пехотное войско - яя. Пехотинцы в период участия в походах получали жалованье, а в мирное время жили за счет обработки своих земель, будучи освобождены от налогов. При Орхане были созданы и первые регулярные кавалерийские части - мюселлем. При Мураде I армия была усилена за счет крестьянского пехотного ополчения. Ополченцы, азапы, набирались только на время войны и в период военных действий также получали жалованье. Именно азапы составляли на начальном этапе развития Османского государства основную часть пехотного войска. При Мураде I начал формироваться и корпус янычар (от «ени чери» - «новое войско»), ставший впоследствии ударной силой турецкой пехоты и своего рода личной гвардией турецких султанов. Он комплектовался путем принудительного набора мальчиков из христианских семей. Их обращали в ислам и обучали в специальной военной школе. Янычары были подчинены самому султану, получали жалованье от казны и с самого начала стали привилегированной частью турецкого войска; командир янычарского корпуса входил в число высших сановников государства. Несколько позже янычарской пехоты были сформированы конные отряды сипахи, которые также подчинялись непосредственно султану и находились на жалованье. Все эти военные формирования обеспечивали устойчивые успехи турецкой армии в период, когда султаны все более расширяли завоевательные операции.

Таким образом, к середине XIV в. сложилось первоначальное ядро государства, которому суждено было стать одной из самых крупных империй Средневековья, мощной военной державой, в короткий срок подчинившей себе многие народы Европы и Азии.

 

 

Это интересно: