→ Когда стартуют круизы Архангельск – Соловки? В архангельске возрождают круизы на соловки Теплоход иоанн кронштадтский

Когда стартуют круизы Архангельск – Соловки? В архангельске возрождают круизы на соловки Теплоход иоанн кронштадтский

Из-за простоты данного судна я решил его спроектировать для себя да и для начинающих бумажных моделистов в программе Rhinoceros выбрал масштаб 1:100

«Иоа́нн Кроншта́дтский» — винтовой пароход.
история...
КРЕСТНИК АДМИРАЛА МАКАРОВА

«В 1894 году, после лечения в Токио, адмирал С. О. Макаров побывал на американских Великих озерах и увидел работу мощных ледоколов — прижившееся там русское изобретение. И с тех пор потерял покой: даже представляя всю трудность задуманного, он уже видел новый, совершенно новый корабль, способный идти напролом через льды Арктики, которые накрепко запирают российский “фасад” — полярные моря.
Впервые мысль о создании такого ледокола Степан Осипович Макаров высказал своему Другу, профессору Морской академии Ф. Врангелю еще в 1892 году, когда только строился нансеновский “ФРАМ”. Беспокойный адмирал понимал, насколько важно для России овладеть Северным морским путем, насколько выгоднее для обороны и науки корабли , способные не вмерзать в льды, а успешно преодолевать их...
Энергия, настойчивость и неоспоримость доводов побеждали, хотя и медленно, самое главное, препятствие на пути осуществления этой идеи — чиновную косность, бюрократическое равнодушие, порой просто непонимание. Думаю, что любому человеку понятно, насколько важно было С. О. Макарову самому побывать в Арктике, ознакомиться с положением дел в Сибири — иначе не одолеть своих противников, адмиралов типа де Бериля и Дубасова, которые считали его идеи бредовыми.
Не без помощи влиятельного тогда Д.И.Менделеева Степан Осипович сумел убедить в необходимости такой поездки министра финансов С. Витте, и 12 августа будущий строитель и конструктор ледокола вступил на борт небольшого парохода “ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ”, который отходил из норвежского порта Варде к берегам Енисея с караваном английского промышленника Попхэма.
Этот буксир мощностью в 360 лошадиных сил иркутский купец А. Немчинов приобрел у англичан и планировал переправить его на Байкал. Неизвестно, какое наименование носил он до покупки, но рассказывают, что так “нарек” его С. О. Макаров. Выбрано имя было не случайно: во-первых, адмирал жил тогда в Кронштадте, командовал практической эскадрой Балтийского моря, а во-вторых, он, как и положено по тем временам, был человеком глубоко верующим.
Степан Осипович тут же “просчитал” пароходик: к Северному полюсу напролом на нем, конечно же, не пройти — прямые форштевень и борта, плоский руль, но корпус стальной, клепка добротная, двойное дно, балластная цистерна, четыре переборки. Две машины на 260 оборотов, системы компаунд, даже электроосвещение...
Рассказывают еще и то, что адмирал довольно часто сам вставал за штурвал, внимательно глядя, как судно заходит на лед, как оно заклинивается там, как выходит из льдов — это был тот неоценимый практический опыт, который вскоре позволил адмиралу-кораблестроителю при проектировании ледокола “ЕРМАК” находить самые оптимальные решения.
“Нос корабля должен быть тупым... Ледокол должен быть образцовым в смысле непотопляемости” — появляются заметки в его записной книжке. Так в голове флотоводца созревали окончательные формы задуманного им судна: стального гиганта, сокрушающего самые мощные льды. Сейчас покажется нелепым, но тогда для плаваний в Арктике считались самыми приспособленными именно деревянные суда.
Вот и этот караван сопровождала для “надежности” паровая яхта “БЛАНКАТРА” — будущая “Св. АННА” экспедиции Г. Л. Брусилова.
29 августа адмирал прибыл в Красноярск. Затем были Томск, Тобольск, посещение солидной судостроительной верфи в Тюмени. И всюду С. О. Макаров тормошил нерасторопных сибирских купцов, раскрывая перед ними перспективы судоходства после прихода к устью Енисея мощного ледокола и морских грузовых пароходов, рассказывая о будущем ледоколе “ЕРМАК”.

А “крестник” адмирала, пароход “ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ”, преодолев по специальному рельсовому пути берегом непроходимые Падунские (Братские) пороги, прибыл на озеро Байкал, где и проработал десять лет.
Осенью 1907 года у вдовы купца Немчинова это судно приобрели два ленских рыботорговца — Миндалевич и Чепкасов, доставив его в расклепанном на две части виде на лошадях по Малышовскому тракту в Жигалово на Лену, где он к весне следующего года был собран и спущен на воду с новым названием “СЕВЕР”.
“Плавание оказалось мучительным и тревожным — вспоминал старейший ленский капитан Н. С. Горовацкий.— Никакой судоходной обстановки не было, лоцманских карт капитаны не имели, да их и вообще не существовало— Кругом вдоль берегов — безлюдная тайга. Управлять пароходом тоже было нелегко; корпус его имел высокий нос, а штурвал находился в носовой рубке, из которой реки не видно. Капитан нес вахту на верхнем мостике и через переговорную трубу подавал команды рулевым...”
Не случайно рейс, который сегодняшние суда совершают за шесть суток, “СЕВЕР” выполнил почти за месяц. Не удивительно и то, что в 1912 году, окончательно разорившись, незадачливые пароходчики пустили судно с молотка . Новый владелец, якутский миллионер П. Кушнарев, переименовав его в “ПОЛЯРНЫЙ”, сменил котлы, поставил новую высокую надстройку.
Беспокойным оказался для хозяина экипаж его мощного парохода: в этом же году прошла самая крупная на Лене забастовка, охватившая речников берега и рабочих с “ЛЕНЫ”, “СОБОЛЯ”, “МИХАИЛА”. Экипажи протестовали против Ленского расстрела, требовали увеличения зарплаты, а матросы с “ПОЛЯРНОГО” — еще и увольнения помощника капитана, прославившего себя неоднократными избиениями речников.
В 1920 году, оставив пароход новым владельцам, сбежал Кушнарев за границу, а в 1922 году “ПОЛЯРНЫЙ”, одетый в “броню” из двух слоев досок, просыпанных щебнем, принимал участие в установлении советской власти в Якутии.
С 1931 года его переименовали в честь знаменитого в Якутии летчика О.А. Кальвица, погибшего при выполнении важного задания у поселка Сангар-Хая. По-прежнему этот пароход можно было встретить в низовьях реки, среди многочисленных проток дельты Лены, в бухте Тикси.
Не случилось (хотя это и было возможным) встречи в Тикси двух пароходов, связанных с именем С. О. Макарова: его “крестника”, бывшего “ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО” и любимого детища адмирала — ледокола “ЕРМАК”. Но судьбы их связаны воедино, хотя и незримо. На долгую жизнь благословил “ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО” адмирал: построенный в 1889 году, он был списан лишь в 1948-м, оставив после себя заметный след в истории флота.»

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПАРОХОДА «ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ»
Длина/ширина/высот борта/осадка 34,85м/5,38/2,96/1,42-1,6 м
Корпус, мех. — 1896 г., 4 переборки, корпус с седловатостью, полукилевой
Машины компаунд, вертикальные, с поверхностным холодильником , 360 и.л.с., 260 оборотов
Котлы 2 пролетных с давлением 8 атм.
Место постройки Шотландия Глазго, з-д Аллей Маклеллан 1889 год
груз — 40 тонн, на буксире — 30 тыс. пудов.

Процесс сборки...
изо простоты данного судна я решил его спроектировать для себя да и для начинающих бумажных моделистов в программе Rhinoceros выбрал масштаб 1:100
вот что у меня получилось в 3д...


по ходу проектирования я его само собой разворачивал то есть делал сегменты из которых и склеивается модель


затем данные развертки я переношу в программу CorelDRAW где начинаю красить полученные сегменты деталей модели

ну и так как я думаю что не один его буду собирать сейчас занимаюсь что делаю схемы сборки вдруг кому понадобится)))

распечатав на струйном принтере листы модели на матовой бумаге плотность 180 я уже начал клеить саму модель к сожалению у меня не осталось фотографий самой сборки модели есть только фото готовой(((
клеил на пва и супер клей, торцы среза подкрашивал акриловыми красками , леера и шлюпбалки проволка клеил на супер клей их. мачты сделал из дерева хотя и спроектировал их из бумаги тоже, паруса ткань батист.






ИМИДЖ-ПРЕСС | 25.04.2014 09:37:18

В Архангельске возрождают популярное в советское время круизное сообщение с Соловецкими островами. Первые туристы отправятся на архипелаг морем уже 12 июня на теплоходе «Святой Иоанн Кронштадтский». Судно может принять на борт до 90 пассажиров. И, как ожидают организаторы маршрута, это будут в основном жители Архангельской области.

«В первый год работы основную ставку мы делаем на местных туристов, по крайней мере в сегменте эконом-класса, - рассказывает исполнительный директор ООО «Соловецкие круизы» Сергей ЧИЧАГОВ . - Сейчас начинаем активно работать на корпоративного клиента. Цены будут вполне демократичные - от 12 до 36 тысяч рублей за четырехдневный круиз. Но главное, на мой взгляд, все же не цена, а возможность насладиться морской прогулкой. Такое путешествие на Соловки несравнимо с авиаперелетом».

Будут ли круизы пользоваться спросом, прогнозировать сложно, но организаторы верят в успех. «Чтобы выйти на безубыточность, необходимо продавать на каждый рейс 60 путевок, в неделю - 120, - отмечает Сергей Чичагов. - Для сравнения: в советское время на аналогичные круизы в неделю продавалось до полутора тысяч путевок».

Доля иногородних пассажиров на «Святом Иоанне Кронштадтском», по предварительным расчетам, не превысит 15% от общего турпотока. Но в перспективе, по словам Сергея Чичагова, планируется создать в сотрудничестве с архангельскими и московскими туроператорами комбинированные маршруты, в которых морской круиз на Соловки станет финальным аккордом путешествия. Это поможет привлечь туристов из других городов и даже иностранцев.

Доставлять туристов на Соловки из Архангельска будут теплоходом «Святой Иоанн Кронштадтский». Судно класса река - море имеет усиленный корпус и полное оборудование, что позволяет совершать морские переходы. Нужно сказать, что «Святой Иоанн Кронштадтский» не новичок в Белом море. Почти десяток лет судно перевозило туристов на линии Беломорск – Соловки под старыми именами «Белинский» и «Шлиссельбург». Судно построено в Германии в 1955 году, но, несмотря на почтенный возраст, уверяет судовладелец, теплоход надежен и удобен для путешествия на Соловки. Корабль регулярно проходит текущие и капитальные ремонты. Кроме того, суда этого проекта изначально строились добротно и красиво: в отделке салонов и кают широко применялись карельская береза, мореный дуб, бронза.

Сейчас теплоход стоит на реке Оке под Нижним Новгородом. В ближайшие дни, как только закончится оформление необходимой документации, судно отправится в Архангельск. На Соловки теплоход будет ходить дважды в неделю вплоть до октября, а затем вновь вернется в Нижний Новгород. Из соображений экономии порт приписки судовладелец решил не менять.

Компания уже представила свой круизный маршрут на крупнейших международных туристических выставках Интурмаркет и MITT, прошедших в Москве. Новое предложение, по словам директора туристско-информационного центра (ТИЦ) Архангельской области Марины МЕНЬШИКОВОЙ , вызвало большой интерес у столичных туроператоров: «Москвичам интересно все, что связано с Белым морем и Арктикой. Спрашивают круизные туры, Кий-остров, Соловки. При этом вектор интереса смещается от экскурсионных программ к активному, событийному туризму. Люди хотят именно путешествовать. Так что круизы на Соловки - то, что надо. А если соловецкий аэродром закроется на реконструкцию, морское сообщение может стать единственным вариантом доставки туристов на архипелаг из Архангельска».

Нужно отметить, что соловецкие круизы не единственная новинка на рынке туристических предложений Архангельской области. Летом 2015 года планируется пилотный круиз в Арктику на мурманском теплоходе «Клавдия Еланская». Ожидается, что судно будет работать на маршруте Мурманск – архипелаг Земля Франца Иосифа – архипелаг Новая Земля – Соловецкий архипелаг – Архангельск. В настоящее время проектной группой прорабатывается программа тура и ценовые предложения. По предварительным оценкам, стоить такое путешествие будет около 200-250 тысяч рублей, но официально цена тура пока не озвучивается. Для сравнения: арктический круиз на Северный полюс на ледоколе стоит 750-950 тысяч рублей, а путешествие на международном круизном лайнере - 500-600 тысяч рублей. Так что поездку на «Клавдии Еланской» можно называть вполне бюджетной.

«Увеличение турпотока в Архангельскую область незначительно, но растет, - отмечает Марина Меньшикова. - В области работает 22 туроператора, предлагающих собственные программы отдыха. Архангельская область все чаще звучит на международных и межрегиональных площадках, наши туристские бренды начинают узнавать. Так, «Матушка Зима» побывала на Олимпиаде, «Снеговик» - стал любимцем международной выставки в Москве «Отдых-2013». И здесь как нельзя актуальным видится создание системы туристско-информационных центров в регионе, основной задачей которых является продвижение информации о туризме в Архангельской области, информирование гостей и жителей региона о возможностях путешествий».

«Иоанн Кронштадтский» - винтовой пароход (владелец - А. Немчинов); с 1907 г. «Север» (владельцы - М. С. Менделевич и С. М. Чепкасов); с 1912 г. «Полярный» (владелец - П. Кушнарев); с 1922 г. национализирован; с 1931 г.

Кальвиц - назван в честь одного из первых полярных лётчиков О. А. Кальвица, разбившегося на берегах Лены. Вошел в историю благодаря тому, что в 1897 г. на нем совершил свое первое арктическое плавание адмирал С. О. Макаров.

В январе 1896 г., вернувшись с Дальнего Востока, контр-адмирал С. О. Макаров был назначен старшим флагманом Практической эскадры Балтийского моря. Флаг командующего он держал на броненосце «Петр Великий», где собрал в своем штабе давних единомышленников. Его основной опорой стали капитан 2-го ранга М. П. Васильев и лейтенант К. Ф. Шульц.
Именно в это время, никогда ранее не помышлявший о плавании в северных широтах, С. О. Макаров с друзьями стал обсуждать идею арктической экспедиции.
Прекрасно сознавая, что издавна уже немалое число мореходов с риском для жизни пытались покорить Северный Ледовитый океан, С. О. Макаров взглянул на этот вопрос по-новому.
Он сразу заговорил о том, что полноценное исследование Арктики достижимо только с использованием судов нового типа - ледоколов.

Возможно, вспомнились ему события 1894 г. когда на американских Великих озёрах он впервые наблюдал работу мощных ледоколов. Свою роль Макаров видел не просто в организации очередной полярной экспедиции, но в исследовании возможности проводки судов из Европейской части страны к устью Оби и Енисея, а возможно и еще дальше - на Дальний Восток. Этот путь стал бы кратчайшим и вместе с тем независимым от других государств. По существу, это была впервые высказанная идея прокладки Северного морского пути.

Уже в 1897 года Макаров трижды выступал с докладами о планах исследования Арктики при помощи ледоколов. Пожалуй, самой яркой оказалась лекция, прочитанная им 30 марта 1897 года.
Своим посещением ее удостоили великие князья Константин Константинович и Александр Михайлович, герцоги Георгий Георгиевич и Михаил Георгиевич Мекленбургские, герцог Саксен-Альтенбургский, многие именитые члены Государственного Совета. Именно в тот день адмиралу удалось разрушить стойкое мнение, будто Северный Ледовитый океан никогда не будет доступен для систематического плавания. Со всей очевидностью он показал, что тяжелые арктические льды могут быть покорены мощными ледоколами.
Эту лекцию Макаров так и назвал «К Северному полюсу - напролом». Глубокий анализ мировой практики и строгие математические расчеты позволили ему обосновать необходимость постройки сразу двух ледоколов водоизмещением по шесть тысяч тонн каждый. По мнению адмирала, это позволило бы осуществить (цит.):

«1. Научное исследование всего Ледовитого океана, на котором огромная область, две тысячи верст длиною и полторы тысячи шириною, ни разу не была посещена ни одним путешественником.

2. Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Обью и Енисеем в летнее время.

3. Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Петербургом в зимнее время».

С этого момента события стали развиваться стремительно. Уже в начале июня с программой освоения Северного Ледовитого океана он встретился с министром финансов С. Ю. Витте.
Крайне осторожный Витте не высказал своего однозначного мнения, но, как писал Макаров, пришел к заключению, что «прежде, чем что-либо предпринять, полезно чтобы я побывал в Карском море и ознакомился с состоянием пути на Обь и Енисей».

Макаров согласился с этой мыслью и стал действовать незамедлительно. Морское министерство не смогло для этой цели предоставить адмиралу судно, и он решил совершить свою первую полярную экспедицию на одном из торговых пароходов, которые ежегодно летом, с риском оказаться затертыми льдами, возили грузы к устью Енисея.

Арктическое плавание С. О. Макарова на «Иоанне Кронштадтском»

Уже 29 июня Макаров в одиночку выехал в Стокгольм, а оттуда в Норвежский порт Хаммерфест, где обычно собирались такие караваны. Среди прочих здесь оказался небольшой пароход «Иоанн Кронштадтский». Он только недавно был построен в Англии и принадлежал купцу А. Немчинову, который намеревался северным путем, пройдя Енисей и Ангару, переправить свой пароход на Байкал.
Немчинов предложил Макарову воспользоваться его судном для того, чтобы достичь Енисея и, конечно, получил немедленное и благодарное согласие. Есть версия, что первоначально пароход Немчинова назывался иначе, и «Иоанном Кронштадтским» он стал по просьбе Макарова.

Сначала из Хаммерфеста «Иоанн Кронштадтский» должен был перейти в порт Вардё, где формировался караван судов, отправлявшихся кто в Баренцево, а кто и дальше - в Карское море. С. О. Макаров уговорил Немчинова дождаться в Хаммерфесте своего помощника лейтенанта Константина Шульца, а пока, не теряя времени, совершил на датском пароходе «Лофотен» плавание до Шпицбергена.

14 июля, когда Степан Осипович вернулся в Хаммерфест, к нему присоединился прибывший из Петербурга лейтенант К. Ф. Шульц. На следующий день, теперь уже вдвоем, они погрузились на пароход «Иоанн Кронштадтский» и отправились в Вардё.
Здесь пришлось провести еще несколько дней, и энергичный С. О. Макаров тут же свел знакомство с норвежскими китобоями, а также некоторыми командирами других русских пароходов. Вместе с Шульцем, дожидаясь отплытия каравана, Макаров совершил несколько небольших походов к ближайшим портам, поучаствовал в охоте на китов, которая к его удовольствию завершилась без жертв.

Наконец, 31 июля 1897 года караван был собран и путешествие началось. В этот год условия плавания в арктических морях были на редкость благоприятны, льды отступили далеко на север, и караван за очень короткий срок без всяких помех дошел до устья Енисея. Тем не менее, адмиралу удалось сделать массу важных наблюдений. Вот что он сам об этом писал:

«Представитель Немчинова Фома Робертович Вардроппер, на пароходе которого я с лейтенантом Шульцем шел, сделал все возможное для нашего комфорта и угощал нас чисто по-сибирски.
Он всегда находил претекст к тому, чтобы лишний раз закусить и подкрепиться, но, главное, сделал возможные удобства для гидрологических наблюдений. Флотилия шла не более шести узловым ходом, а потому, когда нужно было сделать станцию для глубоководных наблюдений, то пароход „Иоанн Кронштадтский“ забегал вперед и останавливался, а затем, по окончании работ, полным ходом догонял остальные суда.
Кроме наблюдений на станциях, мы делали еще и ежечасовые наблюдения. Я чередовался с лейтенантом Шульцем. С вечера начинал наблюдения делать он, а в 4 часа утра будил меня. Днем наблюдал один неутомимый Шульц. На станциях мы наблюдали оба, и в этом нам помогал Ф. Р. Вардроппер».

Столь благоприятные условия плавания не очень радовали путешественников. Они собирались побороться со льдами, приобрести опыт настоящих арктических походов. Уже через две недели после начала пути, 13 августа, «Иоанн Кронштадтский» вошел в устье Енисея. Пройдя Дудинку и достигнув Енисейска, путешественники пересели на пароход «Лейтенант Малыгин». Связано это было с тем, что «Иоанн Кронштадтский» должен был свернуть в Ангару, а конечной точкой маршрута С. О. Макарова был Красноярск.
На новом пароходе пришли туда 28 августа. Таким образом, все путешествие из Вардё до Красноярска продолжалось чуть меньше месяца. Пользуясь случаем, из Красноярска Макаров и Шульц поездом перебрались в Томск, откуда вновь на пароходе по Оби и Иртышу через Тобольск добрались до Тюмени. Только здесь, сев на поезд, они двинулись в Петербург. Экспедиция благополучно закончилась 19 сентября 1897 г.

На всем пути своего следования по Енисею, Оби и Иртышу в городах и даже сравнительно небольших населенных пунктах С. О. Макаров неизменно встречался с представителями местной администрации, купцами и промышленниками.
Главной целью этих встреч было стремление выяснить, в какой мере сибиряки нуждаются в создании надежного Северного морского пути. Он получал поддержку везде, где только заговаривал на эту тему.

Вскоре после возвращения С. О. Макарова в столицу правительство оказалось буквально завалено челобитными от сибирских купцов с просьбой организовать ледокольный маршрут из Европы к Енисею через Северный Ледовитый океан.
В результате, самым ярым сторонником Макарова стал сам С. Ю. Витте. Позже он даже писал:

«В 1897 г., а именно в конце этого года, был по моей инициативе заказан ледокол „Ермак“». 14 ноября 1897 года министр доложил царю об ассигновании трех миллионов рублей на строительство мощного ледокола. Николай II немедленно дал свое согласие. План Макарова был реализован лишь наполовину.
Вместо двух однотипных ледоколов решено было строить только один. Первенец океанского ледокольного флота России - «Ермак» - будет построен уже на следующий год, а ещё через год С. О. Макаров, М. П. Васильев и К. Ф. Шульц совершат на нем свое главное арктическое путешествие.

Судьба парохода

Позже пароход оказался на Байкале, где проработал десять лет. В 1907 г. вдова купца Немчинова продала судно двум ленским рыботорговцам, которые в расклепанном на две части виде переправили его по Малышовскому тракту на Лену, где плавал под новым названием «Север».
Вновь перепроданный в 1912 г., перестроенный и переименованный в «Полярный», пароход сначала служил якутскому миллионеру П. Кушнареву, а в 1922 г. поступил в флотилию Красной Армии, в составе которой принял участие в установлении советской власти в Якутии.

В 1931 г. судно очередной раз переименовали в честь летчика О. А. Кальвица, погибшего в Якутии при выполнении важного задания. Пароход ходил в низовьях Лены и в бухте Тикси. Был списан в 1948 году, прослужив более 50 лет.


«Иоа́нн Кроншта́дтский» - винтовой пароход (владелец - А. Немчинов); с 1907 г. «Север» (владельцы - М. С. Менделевич и С. М. Чепкасов); с 1912 г. «Полярный» (владелец - П. Кушнарев); с 1922 г. национализирован; с 1931 г. «Кальвиц» - назван в честь одного из первых полярных лётчиков О. А. Кальвица , разбившегося на берегах Лены. Вошел в историю благодаря тому, что в 1897 г. на нём совершил своё первое арктическое плавание адмирал С. О. Макаров .

«Иоанн Кронштадтский» («Север», «Полярный», «Кальвиц»)

Иллюстрация из книги С.О. Макарова «"Ермак" во льдах»
Флаг Российская империя Российская империя ; СССР СССР .
Класс и тип судна пароход
Организация Байкальское пароходство; Ленское пароходство.
Изготовитель завод «Аллей и Маклелана», г. Глазго , Великобритания
Введён в эксплуатацию 1897 год
Выведен из состава флота 1948 год
Статус Списан
Основные характеристики
Водоизмещение 160 т
Длина 34,85 м
Ширина 5,38 м
Высота 2,34 м (по борту)
Осадка 1,6 м
Двигатели 2 вертикальных,«Compaund»,с поверхностным холодильником, 2 пролетных котла с давлением 10 атмосфер.
Мощность 360 л. с.
Скорость хода более 10-ти узлов

Предыстория

В январе 1896 г., вернувшись с Дальнего Востока , контр-адмирал С. О. Макаров был назначен старшим флагманом Практической эскадры Балтийского моря . Флаг командующего он держал на броненосце «Петр Великий» , где собрал в своем штабе давних единомышленников. Его основной опорой стали капитан 2-го ранга М. П. Васильев и лейтенант К. Ф. Шульц . Именно в это время, никогда ранее не помышлявший о плавании в северных широтах, С. О. Макаров с друзьями стал обсуждать идею арктической экспедиции. Прекрасно сознавая, что издавна уже немалое число мореходов с риском для жизни пытались покорить Северный Ледовитый океан , С. О. Макаров взглянул на этот вопрос по-новому. Он сразу заговорил о том, что полноценное исследование Арктики достижимо только с использованием судов нового типа - ледоколов.

Возможно, вспомнились ему события 1894 г. когда на американских Великих озёрах он впервые наблюдал работу мощных ледоколов. Свою роль Макаров видел не просто в организации очередной полярной экспедиции, но в исследовании возможности проводки судов из Европейской части страны к устью Оби и Енисея , а возможно и ещё дальше - на Дальний Восток. Этот путь стал бы кратчайшим и вместе с тем независимым от других государств. По существу, это была впервые высказанная идея прокладки Северного морского пути.

Уже в 1897 года Макаров трижды выступал с докладами о планах исследования Арктики при помощи ледоколов. Лекцию, прочитанную 30 марта 1897 года, своим посещением удостоили великие князья Константин Константинович и Александр Михайлович , герцоги Георгий Георгиевич и Михаил Георгиевич Мекленбургские, герцог Саксен-Альтенбургский , многие именитые члены Государственного Совета . Именно в тот день адмиралу удалось разрушить стойкое мнение, будто Северный Ледовитый океан никогда не будет доступен для систематического плавания. Со всей очевидностью он показал, что тяжелые арктические льды могут быть покорены мощными ледоколами. Эту лекцию Макаров так и назвал «К Северному полюсу - напролом». Глубокий анализ мировой практики и строгие математические расчеты позволили ему обосновать необходимость постройки сразу двух ледоколов водоизмещением по шесть тысяч тонн каждый. По мнению адмирала, это позволило бы осуществить (цит.):

«1. Научное исследование всего Ледовитого океана, на котором огромная область, две тысячи верст длиною и полторы тысячи шириною, ни разу не была посещена ни одним путешественником .

2. Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Обью и Енисеем в летнее время .

3. Открытие правильного грузового пароходного сообщения с Петербургом в зимнее время» .

С этого момента события стали развиваться стремительно. Уже в начале июня с программой освоения Северного Ледовитого океана он встретился с министром финансов С. Ю. Витте . Крайне осторожный Витте не высказал своего однозначного мнения, но, как писал Макаров, пришел к заключению, что «прежде, чем что-либо предпринять, полезно чтобы я побывал в Карском море и ознакомился с состоянием пути на Обь и Енисей» .

Макаров согласился с этой мыслью и стал действовать незамедлительно. Морское министерство не смогло для этой цели предоставить адмиралу судно, и он решил совершить свою первую полярную экспедицию на одном из торговых пароходов, которые ежегодно летом, с риском оказаться затертыми льдами, возили грузы к устью Енисея.

Арктическое плавание С. О. Макарова на «Иоанне Кронштадтском»

Уже 29 июня Макаров в одиночку выехал в Стокгольм , а оттуда в Норвежский порт Хаммерфест , где обычно собирались такие караваны. Среди прочих здесь оказался небольшой пароход «Иоанн Кронштадтский». Он только недавно был построен в Англии и принадлежал купцу А. Немчинову, который намеревался северным путём, пройдя Енисей и Ангару , переправить свой пароход на Байкал . Немчинов предложил Макарову воспользоваться его судном для того, чтобы достичь Енисея и, конечно, получил немедленное и благодарное согласие. Есть версия, что первоначально пароход Немчинова назывался иначе, и «Иоанном Кронштадтским» он стал по просьбе Макарова.

Сначала из Хаммерфеста «Иоанн Кронштадтский» должен был перейти в порт Вардё , где формировался караван судов, отправлявшихся кто в Баренцево, а кто и дальше - в Карское море. С. О. Макаров уговорил Немчинова дождаться в Хаммерфесте своего помощника лейтенанта Константина Шульца, а пока, не теряя времени, совершил на датском пароходе «Лофотен» плавание до Шпицбергена. 14 июля, когда Степан Осипович вернулся в Хаммерфест, к нему присоединился прибывший из Петербурга лейтенант К. Ф. Шульц. На следующий день, теперь уже вдвоем, они погрузились на пароход «Иоанн Кронштадтский» и отправились в Вардё. Здесь пришлось провести ещё несколько дней, и энергичный С. О. Макаров тут же свел знакомство с норвежскими китобоями, а также некоторыми командирами других русских пароходов. Вместе с Шульцем, дожидаясь отплытия каравана, Макаров совершил несколько небольших походов к ближайшим портам, поучаствовал в охоте на китов, которая к его удовольствию завершилась без жертв.

Наконец, 31 июля 1897 года караван был собран и путешествие началось. В этот год условия плавания в арктических морях были на редкость благоприятны, льды отступили далеко на север, и караван за очень короткий срок без всяких помех дошел до устья Енисея. Тем не менее, адмиралу удалось сделать массу важных наблюдений. Вот что он сам об этом писал:

«Представитель Немчинова Фома Робертович Вардроппер, на пароходе которого я с лейтенантом Шульцем шел, сделал все возможное для нашего комфорта и угощал нас чисто по-сибирски. Он всегда находил претекст к тому, чтобы лишний раз закусить и подкрепиться, но, главное, сделал возможные удобства для гидрологических наблюдений. Флотилия шла не более шести узловым ходом, а потому, когда нужно было сделать станцию для глубоководных наблюдений, то пароход „Иоанн Кронштадтский“ забегал вперед и останавливался, а затем, по окончании работ, полным ходом догонял остальные суда. Кроме наблюдений на станциях, мы делали ещё и ежечасовые наблюдения. Я чередовался с лейтенантом Шульцем. С вечера начинал наблюдения делать он, а в 4 часа утра будил меня. Днем наблюдал один неутомимый Шульц. На станциях мы наблюдали оба, и в этом нам помогал Ф. Р. Вардроппер» .

Столь благоприятные условия плавания не очень радовали путешественников. Они собирались побороться со льдами, приобрести опыт настоящих арктических походов. Уже через две недели после начала пути, 13 августа, «Иоанн Кронштадтский» вошел в устье Енисея. Пройдя Дудинку и достигнув Енисейска , путешественники пересели на пароход «Лейтенант Малыгин». Связано это было с тем, что «Иоанн Кронштадтский» должен был свернуть в Ангару, а конечной точкой маршрута С. О. Макарова был Красноярск . На новом пароходе пришли туда 28 августа. Таким образом, все путешествие из Вардё до Красноярска продолжалось чуть меньше месяца. Пользуясь случаем, из Красноярска Макаров и Шульц поездом перебрались в Томск , откуда вновь на пароходе по Оби и Иртышу через Тобольск добрались до Тюмени . Только здесь, сев на поезд, они двинулись в Петербург. Экспедиция благополучно закончилась 19 сентября 1897 г.

На всем пути своего следования по Енисею, Оби и Иртышу в городах и даже сравнительно небольших населенных пунктах С. О. Макаров неизменно встречался с представителями местной администрации, купцами и промышленниками. Главной целью этих встреч было стремление выяснить, в какой мере сибиряки нуждаются в создании надежного Северного морского пути . Он получал поддержку везде, где только заговаривал на эту тему.

Вскоре после возвращения С. О. Макарова в столицу правительство оказалось буквально завалено челобитными от сибирских купцов с просьбой организовать ледокольный маршрут из Европы к Енисею через Северный Ледовитый океан. В результате, самым ярым сторонником Макарова стал сам С. Ю. Витте. Позже он даже писал:

«В 1897 г., а именно в конце этого года, был по моей инициативе заказан ледокол „Ермак“» . 14 ноября 1897 года министр доложил царю об ассигновании трех миллионов рублей на строительство мощного ледокола. Николай II немедленно дал своё согласие. План Макарова был реализован лишь наполовину. Вместо двух однотипных ледоколов решено было строить только один. Первенец океанского ледокольного флота России - «Ермак» - будет построен уже на следующий год, а ещё через год С. О. Макаров, М. П. Васильев и К. Ф. Шульц совершат на нём своё главное арктическое путешествие.

Судьба парохода

Позже пароход оказался на Байкале , где проработал десять лет. В 1907 г. вдова купца Немчинова продала судно двум ленским рыботорговцам, которые в расклепанном на две части виде переправили его по Малышовскому тракту на Лену, где плавал под новым названием «Север». Вновь перепроданный в 1912 г., перестроенный и переименованный в «Полярный», пароход сначала служил якутскому миллионеру П. Кушнареву, а в 1922 г. поступил во флотилию Красной Армии, в составе которой принял участие в установлении советской власти в Якутии.

В 1931 г. судно очередной раз переименовали в честь летчика О. А. Кальвица , погибшего в Якутии при выполнении важного задания. Пароход ходил в низовьях Лены и в бухте Тикси. Был списан в 1948 году, прослужив более 50 лет.

Туроператорская компания «Соловецкие круизы» перед началом нынешнего сезона объявила об организации круизов из Архангельска до Соловецких островов. На линию предполагалось поставить речной теплоход «Шлиссельбург», имеющий допуск на эту морскую трассу. Партнер туркомпании - транспортное предприятие, занятое водными грузоперевозками в районе Белого моря, собиралось приобрести его у владельца - главы печально известной турфирмы «Агидель-Круиз» Натальи Сизиной. А поскольку принадлежащее ей судно в прошлом году получило громкую скандальную известность в связи с отменами круизных маршрутов Москва – Соловки, было решено переименовать его, назвав «Иоанн Кронштадтский». Таковы были объявленные планы, но в дальнейшем они претерпели определенные коррективы.

Начать с того, что теплоход так и не был переименован, как сказано на сайте «Соловецких круизов», «по техническим причинам и административному регламенту». К тому же, по словам исполнительного директора компании Сергея Чичагова, судно решено было не покупать, а взять в аренду с последующим выкупом. Но самое главное заключается, конечно же, в другом. Первый водный поход «Шлиссельбург» был назначен на 12 июня, но до сих пор теплоход так и не вышел на заявленный водный маршрут. Продажа путевок на судно, тем не менее, продолжается, более того, отметили в отделе продаж компании, практически все места трех первых наиболее дешевых тарифных категорий реализованы на весь сезон.

В настоящее время, как нам сообщил Сергей Чичагов, теплоход находится в Нижнем Новгороде. Задержка с выходом, по его словам, связана, прежде всего, с незапланированными ранее работами по судну. В частности, по замечанию архангельских портовых властей пришлось заваривать все иллюминаторы на нижней палубе, что заняло достаточно много времени. А после осмотра теплохода регистром, выяснилось, что у его владельца не оказалось в наличии ряда проектных и разрешительных документов. В настоящее время необходимая документация восстанавливается, вопрос должен быть решен на этой неделе. После чего, отмечает г-н Чичагов, судно сразу же пойдет в Архангельск. А рейсы на Соловецкие острова, по его словам, начнут выполняться с 4 июля.

В планах компании стоит два еженедельных отправления - по вторникам и пятницам. Продолжительность перехода до Соловецкого архипелага составит 12 часов. Стоимость круизов начинается теперь уже от 20,9 тыс. рублей. Напомним, «Шлиссельбург» (прежнее название «Белинский») – двухпалубное пассажирское судно проекта 646, построенное в ГДР в 1955 году и неоднократно модернизированное. В Архангельске, по словам Сергея Чичагова, сформирована квалифицированная команда, знакомая с особенностями морского судоходства. Таки образом, осталось «всего только» получить официальное разрешение.

В среде речных операторов, как показал небольшой опрос, к новым круизам «Шлиссельбурга» относятся довольно сдержанно. Тем не менее, есть и такие участники рынка, кто не верит, что он сможет в нынешнюю навигацию выйти на морские просторы. Весьма возможно, что причина тому во многом прошлогодние воспоминания о громких отменах и непогашенных задолженностях судовладельца, который, кстати, остается прежним.

Игорь Горностаев

 

 

Это интересно: