→ Эльбрус - двухвершинный конус вулкана, в настоящее время недействующего. Экскурсии и маршруты Восхождение на эльбрус 105 пикет

Эльбрус - двухвершинный конус вулкана, в настоящее время недействующего. Экскурсии и маршруты Восхождение на эльбрус 105 пикет

Туристический маршрут: поселок Терскол (2150 м) - Водопад «Девичьи косы» (2800 м) - обратно тем же маршрутом.
Расстояние туда и обратно: 10 км. Время в пути туда: 2-3 ч. Время в пути обратно: 1-1,5 ч. Высота подъёма: 2800 м

Карта маршрута

Приют «Новый кругозор»


Туристический маршрут: поселок Терскол (2150 м) - Водопад «Девичьи косы» (2800 м) - Приют «Новый кругозор» (2900 м) - обратно тем же маршрутом. Расстояние туда и обратно: 12 км. Время в пути туда: 3 ч. Время в пути обратно: 1,5 ч. Высота подъёма: 2900 м.
Виды: панорама Главного Кавказского хребта, гора Эльбрус, гора Чегет, поляны Азау и Чегет, чегетские подъемники и горнолыжные трассы, долина реки Терскол. Рядом удобные места для палаток, чистый ручей.

Карта маршрута

3. Обсерватория «Пик Терскол»


Туристический маршрут: поселок Терскол (2150 м) - Водопад «Девичьи косы» (2800 м) - Приют «Новый кругозор» (2900 м) - Обсерватория «Пик Терскол» (3100 м) - обратно тем же маршрутом. Расстояние туда и обратно: 15 км Время в пути туда: 3-4 ч Время в пути обратно: 1,5-2 ч Высота подъёма: 3100 м
Виды: панорама Главного Кавказского хребта, гора Эльбрус, гора Чегет, поляны Азау и Чегет, чегетские подъемники и горнолыжные трассы, долина реки Терскол.

Карта маршрута

4. Приют «Ледовая база»


Туристический маршрут: поселок Терскол (2150 м) - Водопад «Девичьи косы» (2800 м) - Обсерватория «Пик Терскол» (3100 м) - Приют «Новый кругозор» (2900 м) - Приют «Ледовая база» (3700 м) - обратно тем же маршрутом. Расстояние туда и обратно: 24 км Время в пути туда: 4-6 ч Время в пути обратно: 3 ч Высота подъёма: 3700 м

Виды: панорама Главного Кавказского хребта, гора Эльбрус, гора Чегет, поляны Азау и Чегет, чегетские подъемники и горнолыжные трассы, долина реки Терскол, ледники Гарабаши и Терскол. Описание: Здания приюта «Ледовая база» использовались ранее как склад для строительных материалов при строительстве приюта 11. Затем приют «Ледовая база» стал использоваться для бесплатной ночевки альпинистов. Приют представлял собой деревянные домики с 2 комнатами, в которых находились настилы для сна и печка. В настоящее время приют не используется. Однако, место, где находится приют, очень красивое, живописное и пользуется популярностью у туристов. По пути вам встретятся: памятник советским солдатам, 95-й и 105-й пикет.

Карта маршрута

5. Гора Чегет


Туристический маршрут: Поляна Чегет – вершина горы Чегет – поляна Чегет Расстояние: 3100 на канатной дороге + 2200 пешком Время в пути туда: 2 - 3ч Время в пути обратно: 1 - 2 ч Высота подъёма: 3769 м

Карта маршрута

6. «Турьи озера»


Туристический маршрут: Поселок Эльбрус (1800 м) – «Турьи озера» (2550 м) - обратно тем же маршрутом. Расстояние туда и обратно: 18 км Время в пути туда: 3-4 ч Время в пути обратно: 1,5 ч Высота подъёма: 2550 м

Карта маршрута

7. К леднику Большой Азау


(Поляна Азау – ледник Большой Азау – поляна Азау). Туристический маршрут: Расстояние туда и обратно: 8 км Время в пути туда: 1- 2 ч Время в пути обратно: 1 ч Высота подъёма: 2800 м

Карта маршрута

8. К верховьям реки Ирик


Туристический маршрут: Поселок Эльбрус (1800 м) – Ирикский нарзан – долина реки Ирик (2400 м) – поселок Эльбрус (1800 м). Расстояние туда и обратно: 14 км Время в пути туда: 3-4 ч Время в пути обратно: 2 ч Высота подъёма: 2400 м

Карта маршрута

Двух – трехдневные походы

9. Озеро Сылтранкёл


Туристический маршрут: Поселок Верхний Баксан (1520 м) – долина реки Сылтрансу - озеро Сылтранкёл (3200 м) – перевал Сылтран (3400 м) – долина реки Мукал (2750 м) - ущелье Кыртык - посёлок Верхний Баксан (1520 м) Расстояние туда и обратно: 28 км Время в пути: 2 – 3 дня. Высота подъёма: 3400 м

Описание: Поход ознакомит с одним из крупнейших высокогорных озёр Приэльбрусья. Выход с села Верхний Баксан подъем на высоту 3400м. Ночевка на озере Сылтран. Второй день выход на перевал Сылтран и спуск в ущелье Кыртык. Ночевка около нарзана. Третий день спуск в село Верхний Баксан.

Карта маршрута

10. По пути строителей «Приюта одиннадцати». (карта Ледовая база)


Карта маршрута

11. Поляна «Зеленая гостиница»


Туристический маршрут: поселок Терскол (2150 м) - Водопад «Девичьи косы» (2800 м) - Обсерватория «Пик Терскол» (3100 м) - Приют «Новый кругозор» (2900 м) - «105-й пикет» (3370 м) - Приют «Ледовая база» (3700 м) - обратно тем же маршрутом. Расстояние туда и обратно: 24 км Время в пути: 3 дня Высота подъёма: 3700 м

Описание: Поход предназначен для прохождения акклиматизации, также для тренировок с ледорубами и хождению в связке. Выход с поселка Терскол подъем до Обсерватории, ночевка. Второй день выход к «Ледовой базе». Одевание полного снаряжения. Начало тренировок у подножия горы Эльбрус. После тренировки спуск к бивуаку. Третий день спуск в поселок Терскол.

Карта маршрута

12. К скале Уллукая


Туристический маршрут: Поселок Верхний Баксан (1520 м) – долина реки Кыртык (2180 м) – скала Уллукая (2840 м) – поселок Верхний Баксан (1520 м). Расстояние туда и обратно: 23 км Время в пути: 2 – 3 дня Высота подъёма: 2840 м

Описание: Маршрут ознакомит с живописной долиной реки Кыртык и с пещерами Уллукая, где обнаружены следы обитания древнего человека.

Карта маршрута

13. Сванской тропой на Местийскую хижину


Туристический маршрут: Поселок Верхний Баксан (1520 м) – Подъёмник (1640 м) - река Адырсу – альплагерь «Джайлык» (2320 м) - ледник Адырсу (2700 м) – Местийская хижина (2750 м) – поселок Верхний Баксан (1520 м) Расстояние туда и обратно: 18 км Время в пути: 2 – 3 дня Высота подъёма: 2750 м

Описание: Маршрут познакомит туристов с верховьями долины Адырсу – царством вечного льда и снега. По пути маршрута встретятся: каменная река, водопад, альплагерь «Уллу-тау», родник-водопад, серебряный источник, гора Уллу-тау. Для тех, у кого не получается завести ребенка в верховьях долины Адырсу есть женский и мужской камень, камень «Зародыш» и поляна желаний. Многие пары приезжают сюда, чтобы попросить о ребенке.

Карта маршрута

14. Кругосветка Кыртык – Сылтран


Туристический маршрут: Поселок Верхний Баксан (1520 м) – долина реки Кыртык (2180 м) – скала Уллукая (2840 м) – долина реки Мукал (2750 м) – перевал Сылтран (3400 м) – озеро Сылтранкёл (3200 м) – поселок Верхний Баксан (1520 м) Расстояние туда и обратно: 28 км Время в пути: 3 – 4 дня Высота подъёма: 3400 м

Описание: Этот кольцевой маршрут интересно проходить в любом направлении, однако следует отметить, что долина Сылтрансу короче и круче долины Кыртыка. Поэтому прохождение перевала из Кыртыка предпочтительнее для групп, не прошедших высотную акклиматизацию.

Карта маршрута

15. Кругосветка Сылтран - Ирикчат


Туристический маршрут: Поселок Верхний Баксан (1520 м) – озеро Сылтранкёл (3200 м) – перевал Сылтран (3400 м) – морена Мкяра – ледник Мкяра (3159 м) – перевал Мкяра (3850 м) – долина реки Ирикчат (2690 м) – Ирикский нарзан – поселок Эльбрус Расстояние туда и обратно: 30 км Время в пути: 5 – 6 дней Высота подъёма: 3850 м

Описание: Маршрут является акклиматизационным. Большие перепады высот, наибольшая высота 3850 м - перевал Мкяра.

Карта маршрута

16. Восхождение на гору Эльбрус. Классический маршрут


Туристический маршрут: поляна Азау (2370 м) - Станция "Кругозор" (2950 м) - Станция "Мир" (3450 м) - Приют "Бочки" (3900 м) - Приют "Одиннадцати" (4100 м) - Скалы Пастухова (4800 м) - Седловина (5325 м) - Вершина горы Эльбрус (5642 м) - обратно тем же маршрутом Расстояние туда и обратно: 23 км (из которых 14 км пешком) Время в пути: 12-14 ч Высота подъёма: 5642 м

Описание: Классический маршрут на гору Эльбрус - самый популярный среди новичков, у которых уже есть небольшой опыт походов и восхождений. Перед покорением Эльбруса проводится несколько дневная акклиматизационная программа. Условия программы оговариваются индивидуально и зависят от состояния участников, погодных условий и других обстоятельств.

За пределами нашего сознания раскинулся холодный, враждебный мир реальности.
Между ними тянется узкая пограничная полоса наших чувств.
Любая связь между двумя мирами требует пересечения этой узкой полоски…
И для достижения должного понимания самих себя и внешнего мира
чрезвычайно важно провести глубокие исследования этой пограничной полосы.

Программная речь Генриха Герца в Императорском дворце, Берлин, август 1891

Чтож, readername , тебе может показаться, что здесь многабукафф, но если ты, когда-нибудь решишь повторить маршрут, запасись терпением, и ты не раз будешь вспоминать этот текст. Лично я тебе немного завидую, ведь отправляясь в путь, я едва ли знал десятую часть того, что здесь описано.

Любое путешествие начинается со сборов. Одежда чтоб перекрыть температурный диапазон от +30 °С до -15 °С, спец снаряга, бивачные принадлежности, всё это нужно было тщательно отобрать и попытаться вместить в далеко не резиновый рюкзак. Плюс не забыть про кучу мелких, но важных деталей: ультрафиолетовое излучение на высоте 4000+ м имеет интенсивность в шесть раз выше, чем на уровне моря, поэтому нужны нормальные очки и крем с индексом SPF 50+, а если не хочешь чтоб после нескольких дней на морозе и ветру твои губы были как у Анджелины Джоли Кристины Рэй нужно захватить гигиеничку, ну и конечно взять флаг, всегда есть вероятность, что цели всё-таки будут достигнуты)
1.

Вес личных вещей на старте — 18 кг, плюс 6 кг еда с котелком, плюс 3 кг палатка которую мы с тащили по очереди. Итого общий вес 24-27 кг, что для такого похода, в общем-то, считается не так уж и много, и народ, который не так тщательно относился к подбору вещей, с лёгкостью догонял его до 30 кг.

Приехав в Терскол, решили один день потратить на осмотр окрестностей, сходить на г. Чегет, что собственно и стало первым шагом к началу акклиматизации. Нас вёл опытный местный гид.
2.

На склоне Чегета, на высоте 2735 м расположено уютное кафе с коротким названием «Ай». Кто смотрел фильм «Завтрак с видом на Эльбрус», в котором оно мелькает, тот знает, что «Ай» переводится как луна. Там мы прилунились ненадолго, поели хычинов, запили чачей и пивом. Маленький лайфхак: если делать заказ и мило улыбаться хозяйке, открывается дополнительная опция, послушать Высоцкого или Визбора с винила, конечно, мы согласились).
3.

Впрочем, завтракать можно не только с видом на Эльбрус, но и на Баксанское ущелье:
4.

С Чегета хорошо просматривается Эльбрус и его отроги. Безоговорочно доминируя над своим районом, он оправдывает название распрастранённое у местных народов Минги-Тау что переводится как «гора из тысячи гор». Обычно, все восхождения с юга на любую из вершин начинаются от «Приюта одиннадцати». Добраться до него можно двумя принципиальными путями.
5.

Первый, с поляны Азау, через станции канатной дороги (показан синим). Считается «классическим с юга». Но если перефразировать известную поговорку, баян это, а не классика. К плюсам можно отнести лёгкость, безопасность, наличие инфраструктуры, вплоть до десятка кафешек по дороге. Особо ленивые, до высоты 3750 м, могут подняться на канатке. Плюсами второго (отмечен красным) являются: большее разнообразие, различные достопримечательности, и обстоятельство, которое делает перечисленные плюсы ещё более жирными — почти полное отсутствие людей! Правда, некоторые опасности при прохождении таятся в склонах между 105-м пикетом и ледовой базой (при неблагоприятных условиях можно словить лавину), и при переходе ледника Гара-Баши (закрытые трещины можно легко открыть, с малоприятными для себя последствиями).

Вопрос, как же лучше идти, в общем-то, даже не поднимался).

На следующий день, зарегистрировавшись в МЧС, начали подъём. Пройдя по дороге скалу «Слоник» состоящую из столбчатых отдельностей , обедать решили на водопаде «Девичьи косы» — последнее место, где ещё можно было увидеть большое количество жлобов.
6.

7.

8.

После обеда продолжаем подъём.
9.

Вскоре выходим на «поляну сумасшедших», для того чтобы пролить свет на этимологию топонима, дадим слово «Эльбрусской летописи» Кудинова:

«…экспедиция принадлежала Институту физиологии имени Богомольца Академии наук Украинской ССР. Следует вспомнить, что еще в 1929—1934 годах на Эльбрусе проводили эксперименты экспедиции Казанского госуниверситета, возглавляемые профессором Николаем Николаевичем Сиротининым, они изучали горную болезнь, а также изменения нервной системы под влиянием факторов высокогорья. В 1935—1940 годах исследования того же профиля осуществляла экспедиция Академии наук УССР под его же руководством.

Украинские физиологи добились положительных результатов в опытах по лечению кислородным голоданием болезней легкой шизофрении и астмы. «Сиротининцы», как любовно прозвали сотрудников украинской экспедиции, еще в 1952 году начали монтаж сборных домиков на разных высотах.

Основную базу они построили в Баксанском ущелье невдалеке от поселка Терскол, вторую на «Новом Кругозоре» и третью в районе «105-го пикета» (Во время строительства автодороги между Терсколом и «Ледовой базой» вся трасса была разбита на стометровые участки — пикеты. Небольшая горная поляна перед крутым взлетом на «Ледовую», где находилась 105-я стометровка, носит название — «105-й пикет»). С тех пор летом на базах появляются «сиротининцы» вместе с подопытным «зоологическим садом!» Своим присутствием они вносят оживление в однообразную жизнь постоянных «жителей» Эльбруса».


Отсюда открывается вид на украинскую обсерваторию Пик Терскол, которая находится над посёлком Терскол на высоте 3127 метров.
10.

«Домик сумасшедших», в миру «95-й пикет». Высота ок. 3000 м. Заночевать и поставить свою палатку решили прямо внутри. Как оказалось, это было верное решение, близкое знакомство с мокрым снегом и дождём мало кому поднимает настроение.
11.

На следующее утро погодка порадовала.
12.

Т. к. до этого, на подходах к домику, проваливались в снег по колено, решили встать пораньше, чтоб перейти снежные участки, пока они схвачены морозом.

Следующая точка — небольшая база построенная летом 1960 года на «105-м пикете» для потока туристов, идущих на «Приют одиннадцати». Высота ок. 3400 м.
13.

Осенью 1961 года база «105-й пикет» была подключена к линии электропередач, идущей из Терскола на «Ледовую базу», имелось отопление.

Та же «Эльбрусская летопись» Кудинова приводит забавный факт, связанный с этим местом. 26 Февраля 1963 года в СССР прилетел Тенцинг Норгей — первовосходитель на Эверест.

«...В Приэльбрусье, в альпинистском лагере „Адыл-су “, куда Тенцинг приехал после торжественной встречи со столичными альпинистами, ему был оказан тёплый, дружественный приём с чисто кавказским гостеприимством.

Тенцинг посетил ряд достопримечательных мест Баксанского ущелья, подвесную канатно-кресельную дорогу и лыжные трассы на горе Чегет. После этого наш гость с небольшой альпинистской группой, которая должна была подняться на вершину зимнего Эльбруса, прибыл в посёлок Терскол. В Терсколе автомобильная дорога закончилась. Впереди — покрытые обильным снежным покровом эльбрусские склоны, по которым предстояло подниматься. Тенцинга „осаждают “ любители автографов и фотографы. Наконец, увязнув в глубоком снегу, многочисленные провожающие отстали. Только в некотором отдалении от альпинистов упорно идут вверх по готовым следам кинооператоры Нальчикской студии телевидения, намеревавшиеся во что бы то ни стало заснять все этапы восхождения. К сожалению, и они скоро „выдыхаются “, так как глубокий снег, тяжелая аппаратура и отсутствие необходимой тренировки вымотали их совершенно. Альпинисты продолжают подъем, и во второй половине дня достигают филиала турбазы „Приют одиннадцати» — „105-го пикета “, затерявшегося в снегах Эльбруса. Их гостеприимно встречают зимовщики Икар Пауков и Виталий Пономарев».


7-го Марта при достаточно хорошей погоде (солнце и безветрие) они в составе группы альпинистов поднялись на “Приют одиннадцати”. Это 4200 м, в два с лишним раза ниже высотного рекорда Тенцинга. Вскоре погода испортилась. Уж он то, в непогоду походил больше других. Но благоразумие гималайца взяло верх над амбициями. Ведь каждый из альпинистов амбициозен в меру. Эльбрус показал свой строптивый характер. Тенцинг не поднялся на Эльбрус. Выиграл от этого «поражения», как ни странно, Тенцинг. Уверен, что если бы он взошёл на вершину, то вряд ли произвёл такое впечатление. А так, мы до сих пор помним этот факт. Он лишний раз продемонстрировал всем, что он Великий Знаток Гор и Восходитель, что у него есть голова на плечах, а главное уважение к Горе и себе.

А «105-й» сейчас переживает не лучшие свои времена, первый этаж занесён снегом.
14.

Печальбеда, когда плохо греют батареи.
15.

Тем не менее, на чердаке, с относительным комфортом, может разместиться группа средних размеров.

На торцевой стене, с помощью гвоздей «соточка» и стянутого с близлежащих окрестностей хлама, сделан импровизирванныйм музей. Какие-то умники, притащили несколько снарядов со сбитыми взрывателями, впрочем, пара кг тротила от этого из них никуда не делась.
16.

На следующий день, попрощавщись со «105-м», начали подъём к Ледовой базе. (При неблагоприятных условиях склоны могут предсавлять лавинную опасность.)
17.

База гляциологов (высота ок 3720 м) расположилась на стыке ледников Терскол и Гара-Баши и их морен.
18.

По «летописи»:

«Летом 1950 года на Эльбрусе появились ещё две научные экспедиции. Одна из них принадлежала Тбилисскому государственному университету. На «Ледовой базе» грузины возвели здание необычайной цилиндрической формы, обитое дюралюминиевыми листами и прозванное «баком», в котором они изучали космические лучи. Там же жили зимовщики. Однако суровый климат и трудности работы в высокогорье не понравились южанам, привыкшим к теплу и солнцу, уже в 1952 году они перебазировались в Тегенекли, где и продолжали свои исследования на высоте 1600 метров».


Сейчас на станции царит запустение, уныние и постапокалипсис.
19.

20.

Впрочем, в середине «бака» всё же есть место под одну палатку, где можно переночевать с относительным комфортом даже в самую суровую непогоду:
21.

Мы же заночевали в 10 мин ходьбы, в небольшом домике.
22.

Из всего, испробованного нами на маршруте, он получил крепкие 5 звёзд по комфорту. Две комнаты с лежаками, каждая на 5-6 человек, целые окна, небольшая кухонька посередине. Правда, стоит сказать, что часть домика висит над обрывом подпёртая перекосившимися досками и подложенными камешками, но даже неразорвавшийся снаряд, принесённый чьей-то заботливой рукой и положенный за печку, не омрачил нашу ночёвку.

Вообще, из-за того, что именно здесь, осенью 42-го, развернулись основные события битвы за Эльбрус, предметы из разряда «эхо войны» встречаются в больших количествах: пули, гильзы, снаряды, пулемётные ленты и коробки для патронов, гранаты. На ледниках Терскол и Гара-Баши погибло большое количество советских солдат. При попытке атаковать «Приют одиннадцати» из 102 человек роты лейтенанта Григорьянца живыми вернулись только трое. В июле 2013 г, 34-я мотострелковая горная бригада МО РФ провела акцию по поиску и перезахоронению останков павших солдат. За месяц удалось найти 42 бойца, в 2014-м ещё 29. В 70 м трещине на леднике найдено было тело и самого лейтенанта Григорьянца, его опознали по офицерской форме и частям сохранившихся татуировок.

На следующий день наш путь лежал через вышеупомянутый ледник Гара-Баши к «Приюту одиннадцати».
23.

Из-за того что ледник закрытый, трещины никуда не деваются, напротив, обнаружить их становится гораздо сложнее. Подъём в 3:00, вялый завтрак и выход едва первые лучи коснулись вершин Эльбруса. Снежные пробки, закрывающие ледниковые трещины, скованные за ночь морозом, относительно устойчивы. Связываемся в связки, первую ведёт Миха, вторую я. Идём след в след, первый участок пути проходим, ориентируясь на Восточную вершину Эльбруса, затем, поднявшись на ледовый купол, отклоняемся влево.
24.

После выхода на «трассу», мы в безопасности.
25.

Последние 150 м набора высоты и мы на месте, стоянка «Приют одиннадцати». Готовим места под палатки.
26.

Вообще, среди восходителей место это культовое, поэтому, остановимся на том, откуда пошло название «Приют одиннадцати», чем он был раньше и что представляет собой сейчас.

Дадим слово участникам проекта Рудольфа Рудольфовича Лейцингера, целью которого была прокладка пешеходной тропы от поляны Азау к Восточной и Западной вершинам Эльбруса.

« Нас осталось одиннадцать. Два проводника, один учитель, четыре экскурсанта Р. Р. Лейцингера и четверо нас. Довольно крутым подъёмом, слегка свернув влево, мы поднялись к левому краю большого ущелья со снежными склонами, на дне которого зияли огромные трещины. Прошли немного по краю и, перейдя крохотный перевалец, свернули опять вправо к последней группе камней в этой местности. В 2 ч. 30 м. дня мы достигли середины этой группы, где и решили расположиться на ночлег. К этому побуждало нас как то, что выше не было уже камней, настолько удобных, как и то, что всем хотелось отдохнуть и собрать силы для предстоявших трудностей.

Анероид показывал 4320 м. Мы выбрали место, где камни были несколько крупнее и образовывали площадку в несколько квадратных сажень, защищённую с севера и востока естественными стенами. Немного отдохнув, мы принялись за работу и в короткое время расчистили место для „постели“ и соорудили ещё одну невысокую стенку с запада. На этом диком каменном островке, затерянном посреди моря снегов, на высоте, несколькими сотнями метров превосходящей высоту Юнгфрау, — предстояло нам провести ночь, быть может, самую необычную в нашей жизни.

Мы назвали это место Приютом одиннадцати . Это название было одобрено впоследствии Рудольфом Рудольфовичем Лейцингером, который, между прочим, нашёл это место вполне пригодным для второй хижины. Я думаю, что она должна быть построена именно здесь, ибо выше нет уже скал, на которых можно было бы её основать, не опасаясь снежных завалов».


(По Ф. Дунаевскому. Пешком по Главному Хребту. Попытка восхождения на Эльбрус 1909 г.)

К идее построить приют на этом месте вернулись в 1929 г. На скалах была установлена деревянная будка, обшитая железом. В 1932 — здание барачного типа на 40 человек. Из-за недостатка мест палатки иногда ставили прямо на плоской крыше барака. «Плечом к плечу» там помещалось ровно четыре «памирки».
27.

Впоследствии, решено было построить более вместительное здание и снабдить его всеми необходимыми удобствами присущими первоклассным отелям.

Автором проекта и руководителем строительства высокогорного трёхэтажного отеля, способного единовременно принять более 100 человек, на месте этой хижины был инженер, строитель первых отечественных дирижаблей, архитектор и альпинист Николай Михайлович Попов. Строительство гостиницы началось ранней весной 1938 года. Между «Ледовой базой» и старым «Приютом одиннадцати» были наведены мосты через ледниковые трещины, через которые шли караваны с различным строительным грузом. Осенью 1939 года гостиница приняла первых посетителей. При ней была котельная и электростанция, работали центральное отопление, в водопроводе — холодная и горячая вода, канализация. Как вспоминал В. Кудинов:

«Некоторые из иностранных альпинистов, не вдумываясь в трудности строительства на Эльбрусе, требовали такие вещи, как рояль, джаз и даже... чистильщика обуви! А один француз выразил возмущение отсутствием лифта».


28.

29.


Во время второй мировой, 17 августа 1942, приют был сдан немецким горным стрелкам без единого выстрела. В последующем, советские войска предпринимали неоднократные попытки выбить захватчиков с «Приюта Одиннадцати», однако немцы прикрывали подступы, и военные действия разворачивались на ледниках Терскол и Гара-Баши.

После поражения немецких войск под Сталинградом обстановка на Кавказском фронте сильно изменилась. Немецкие войска были вынуждены оставить Кавказ из-за угрозы окружения. 10-11 января 1943 года немецкие горно-стрелковые части покинули верховья Баксанского ущелья и ушли с Приюта Одиннадцати.

Приют пострадал незначительно, дизельной станции досталось больше, прямым попаданием авиабомбы ей, в прямом смысле, снесло крышу.

Но для приюта, не так страшна оказалась война, как рас***дяйство. 16 Августа 1998 года группа В. Панасюка и С. Бодрова в 14 часов спустилась с вершины Эльбруса и занималась приготовлением пищи. Далее очевидцы разнятся в показаниях, единственная деталь, на которой все сходятся: «ОНОСАМО!». В итоге, насчитав 59 лет своей истории приют сгорел как дирижабль, на который он так был похож(
30.

Ну вот, в процессе нашего разговора, палатки установлены, посмотрим, как это место выглядит сейчас.
31.

32.

Функцию приюта взяла на себя бывшая котельная.
33.

Как в советское время, так и сейчас, именно от «Приюта одиннадцати» отправляется подавляющее большинство восходителей, но первопроход был совершён с северной стороны Эльбруса, и первой пала восточная вершина.

Если верить статье Давидовича «Восхождение на Эльборус» (Исторический вестник, № 5. 1887) первая попытка была полным провалом.

«Первая по времени попытка взойти на Эльбрус сделана была в 1817 году генерал-майором князем Эристовым. Экспедиция была предпринята с двумястами рядовых и одним лёгким орудием и окончилась полной неудачей: отряд, не имея хороших проводников, попал под лавину и погиб весь, за исключением нескольких солдат и генерала».


Но летом 1829 года Эльбрус столкнулся с куда более серьёзным противником, начальником Кавказской укреплённой линии, генералом Георгием Арсеньевичем Эмануэлем. Википедия приводит сухие факты, и чтоб в достаточной мере раскрыть незаурядную личность генерала, обратимся к V тому «Кавказской войны» В. Потта:


«2 Апреля 1775 года у этого Арсения, в г. Вершице, родился сын Георгий. Ребенок обнаружил с раннего возраста призвание к военному ремеслу; все игры его были военные: он собирал своих сверстников, производил с ними революции и водил их в воображаемые битвы. Но скоро эти детские забавы нашли себе применение в суровой действительности. В 1788 году турки внезапно вторглись в Банат, и жители Вершица бежали, не успев захватить в поспешности одного орудия. Молодой Георгий, которому тогда было только тринадцать лет, не последовал общему примеру и остался в городе, вместе с товарищами своих детских игр. Они решились защищать свою родную Вершицу.

И вот, как только турки замечены были с высокой городской колокольни, во всех церквах ударили набат и со стены грохнуло забытое жителями орудие. Турки, вообразив, что город занят гарнизоном, обошли его стороной, и, таким образом Вершица оказалась обязанной своим спасением находчивости юного Эмануэля. Этот первый успех решил его судьбу: он поступил волонтёром в сербский корпус Миалевича и участвовал с ним в войне против турок, а потом против французов на Рейне. Там, в сражении при Ландау, он был жестоко ранен штыком в живот и четырнадцать дней пролежал без движения и пищи. Смерть уже витала над его головой, но молодость — ему шёл восемнадцатый год — одержала верх, и Эмануэль выздоровел. Явившись в отряд, он снова был ранен осколком гранаты в правую руку и затем, при защите Вейсенбургских линий, картечью в ногу.

В марте 1797 года он прибыл в Москву, через три года, на двадцать пятом году своей жизни, он уже был полковником и шефом Киевского драгунского полка. В кампании 1806 года в сражении под Пултуском он ранен был пулей в ногу, и потом при Гейльсберге пулей же в руку.

В отечественную войну Эмануэль оказывает особое отличие в бою при Шевардинском редуте, где предводимый им Киевский полк отбил французскую батарею. В этом бою под Эмануэлем были убиты две лошади и сам он ранен пулей в грудь навылет».


Что и говорить, генералу от кавалерии решительности было не занимать, но выступал он не в качестве горовосходителя, а в качестве организатора. Экспедиция состояла из академиков — Купфера, Ленца и Мейера; их конвоировал отряд пехоты в 600 человек, 350 казаков и два орудия. Академики, в сопровождении нескольких казаков и кабардинцев, начали восхождение и к вечеру достигли линии вечного снега. Переночевав под навесом скалы, они ещё до рассвета 22 июля 1829 отправились в дальнейший путь и достигли высоты четырёх с половиной километров, но затем глубокий снег и разреженный, тяжёлый для дыхания воздух, заставил их вернуться. Но проводник Хилар (о его этнической принадлежности до сих пор ведутся споры) из Баксанского аула, пошёл вперёд и к полудню достиг вершины горы, — вершины, по понятиям местного населения, недоступной для смертного, так как она охраняется страшными великанами-циклопами.

К великому смущению, никакого старика с длинной белой бородой, прикованного к скале, на Эльбрусе не оказалось. Джин-падишах, окружённый несметными полчищами своих подвластных духов, также не сделал никакой попытки к сопротивлению. Люди, пришедшие с полночных стран, где царствует вечная зима, исполины по духу, покорили его заоблачное царство и сняли с узника оковы. Все народные мифы о недоступности этой горы оправдывались величественным и в то же время грозным её видом. Эльбрус — это громадная снеговая пустыня, выброшенная из недр земли одним из тех мировых переворотов, которыми создавались материки и океаны. Это целая страна, перенесённая в заоблачные пространства, страна унылая, необитаемая, суровая. На полюсах есть жизнь, на Эльбрусе её нет.

Первыми людьми, поднявшимися на западную вершину Эльбруса, в 1874 году, были балкарец-проводник Ахия Соттаев, англичане — Грове, Гардинер, Уоккер и швейцарец Кнубель.

Все эти люди махали нам рукой из глубины лет, и подбадривающе говорили: «Давайте! У вас всё получится, вы из того же теста!».

Сделали акклиматизационный выход, дошли почти до скал Пастухова.
34.

35.

Следующий день отдыхали, гуляли и готовились к штурму.
36.

В 00:00 подъём, в час ночи выход. Внизу море облаков залитое лунным светом.
37.

Погода стоит прекрасная: мороз около минус 10 °С, ветра нет, небо ясное.

Начинаем подъём, надев кошки ещё в лагере, по замершему снегу идётся хорошо. Каждые 40-45 мин делаем небольшие остановки. К 4 утра мороз крепчает, да и набранные 600-700 м вносят свой вклад, температура около минус 17 °С. Начинают мёрзнуть пальцы на ногах, ускоряю шаг и посильнее бью носками о склон. Через пол часа первые лучи Солнца зажигают вершины Донгуз-Оруна, Накры, Цалгмыла, Штавлери. На западе, в небе, можно увидеть необычное явление — тень от Эльбруса!
38.

У засыпанного ратрака (ок. 5000 м) делаем небольшую остановку.
39.

Ещё немного и выход на «косую полку». Не знаю, сколько заняло у меня её прохождение, но из-за однообразия оно показалось мне вечностью. Начинают проявляться признаки горной болезни, учащается дыхание, начинает болеть голова, шаг существенно замедляется. Наконец выход на седловину (5300 м), привал и куча народу. Связываемся по рации с замыкающими, они далеко, решаем подождать. Стоит снять рюкзак и присесть возле него, как моментально перед глазами возникает образ моего спальника. Какой же он тёплый и мягкий, и как же в нём удобно, это лучший спальник на свете. Грёзы рассеиваются, несколько раз из полудрёмы выдёргивает Михин голос, засыпать на такой высоте опасно, может наступить полная дезориентация. Проходит час, отстающих не видно, но по рации они заверяют, что всё хорошо, движение продолжают. Решаем подниматься дальше.
40.

Фотография даёт искажённое представление о крутизне склона, которая имеет значение под 60 градусов. На наиболее опасных участках провешены перила. Мы решили подниматься по левому пути.
41.

После окончания подъёма нужно пройти ещё метров 400 предвершинного плато. После остановки и нескольких глубоких вдохов, получается делать огромные шаги, сантиметров 20, но их удаётся сделать совсем немного, чуть больше получается «лилипутиков» в пол ступни, пройдя ещё замечаешь, что длинна шага примерно ровна длине передних зубьев кошек. С грустью оглядываешься на пройденные 10 м и останавливаешься отдышаться.

Вид от подножия конуса вершины в сторону седловины, на заднем плане кратер восточной вершины.
42.

Вершина!
43.

Можно говорить много пафосных слов о #высшаяточкаевропы , #мирутвоихног , #вышеоблаков но, отогнав опять нахлынувшие мысли о своём спальнике, просто радуюсь и наслаждаюсь моментом.
44.

45.

Делаем несколько фоток, вздохнув и окинув на прощанье взором непередаваемый пейзаж, начинаем спуск.

Только сейчас начинаешь замечать, как же сильно жарит Солнце. На седловине снимаю всю лишнюю одежду, но при этом стараюсь не оставлять открытых участков кожи, сгорают в момент!
Следующая остановка на «полянке» у нижнего конца «косой полки». Высота 5100 м, «горняжка» отпустила полностью, самочувствие прекрасное, в голову возвращается ясность мыслей, и наконец-то в полной мере начинаешь осознавать все события предыдущих 12 часов.
46.

Ранний ужин, и долгожданная встреча со своим спальником. В списке наиболее животрепещущих событий за весь поход, оно занимает уверенное второе место, после подъёма на вершину.
Утром подъём, сбор и спуск вниз.
47.

От 3500 м решаем спускаться на канатной дороге, рядом есть современная, построенная французами, с большим количеством промежуточных опор и плавно едущими кабинками, но мы же за хардкор, поэтому выбираем старую советскую, тросы которой резко уходят вниз, и теряются из виду где-то вдалеке.
48.

Нельзя просто так, увидеть такое замечательное место, и не полезть туда фоткаться!
49.

Удовольствие оценивается в 250 деревянных, в ходе которого, наслаждаясь свободным полётом стремительным движением, вы перенесётесь из холодной зимы (ст. «Мир» 3500 м), в жаркое лето (ст. «Азау» 2350 м), с остановкой и пересадкой в весне (ст. «Старый кругозор» 3000 м).
50.

51.

Внизу был праздничный вечер, звучало много тостов за нас, за горы, за Эльбрус, за тех, кто сейчас на тропе. Загадывались желания и строились новые планы на будущее, но о их реализации, я напишу как-нибудь в другой раз)

В заключение хотелось бы сказать огромное спасибо Михе за прекрасную компанию, невероятно ценные советы по технике, тактике и стратегии альпинизма, а также поддержание позитивного настроения команды на протяжении всего восхождения)

Несмотря на имеющийся походный опыт, горные походы я до последнего времени как-то не воспринимал всерьез. На воде со снаряжением проще, можно взять с запасом, тащить на себе ничего не нужно – все само плывет. На горных реках так и грести толком не нужно, подруливай чуть, да и все:) Предубеждение к пешим походам у меня было какое-то…

В прошлом году, читая чужие восторженные отчеты о походах в горах, вдруг подумалось – какого хрена? Может я сам себя лишаю чего-то важного и правильного? Ведь спорить о вкусе устриц можно только с тем, кто их пробовал.
Решено, иду на Эльбрус. Почему Эльбрус? Потешить свое ЧСВ , конечно же, ведь самая высокая точка Европы, входит в семь вершин . Ну и небольшие «подвиги» нужны в жизни, они стимулируют к дальнейшему движению.

У нормальных людей дальше начинаются чисто технические вопросы – найти гида, согласовать отпуск, снять деньги с карты. Мы же идем другим путем. Я с сомнением отношусь к коммерческим походным группам и с еще большим сомнением к гидам. Хотя я прекрасно понимаю, что в некоторых случаев без помощи профессионала никак не обойтись. В общем, пунктик такой, странно объяснимый. Причем, что интересно, к различного рода инструкторам этот самый пунктик относится абсолютно ровно. В горы с коммерческой группой пунктик идти не дает, а брать уроки у инструктора по виндсерфингу или горным лыжам – пожалуйста:)
Короче, никаких гидов! Нужен был напарник.

Пап, я в июне на Эльбрус. Идешь со мной?
- Можно сходить…

2. Дальше была теоретическая подготовка. Косая полка, седловина, приют 11 и даже, кошмар какой, трупосборник – эти слова будоражили воображение. Gостепенно нарисовался график акклиматизации. А вот с практическим опытом горных походов было не очень. Тухло совсем было с практикой, я бы сказал:) Мы оба, в свое время, ходили водную пятерку в Саянах. Плюс отец ходил радиалку на пик Топографов, там же в Саянах. Ну и плюс горнолыжка, но это все до 3000 метров.
Ладно, на месте разберемся. Трогаемся в сторону трассы М4, за окном карьеры с желтыми стенками. Не только карьеры, конечно, но и они тоже:

3. Путь по М4 езжен уже тысячу раз, все тоже самое. Выехали поздно, поэтому ночуем где-то под Ростовым и на следующий день сворачиваем на М29 «Кавказ» и держим путь на Минеральные Воды. Первый же холм в районе поворота на Пятигорск пользуется повышенным вниманием, ну что взять с равнинных жителей:)

4. Въезжаем в КБР и сворачиваем в Баксанское ущелье. Идет постоянный и приличный набор высоты. Гаишники с автоматами и в брониках, бронетранспортеры и бетонные блоки на постах, между которыми нужно проезжать змейкой. И просто нереальная, неземная красота по сторонам. Река Баксан:

5. Ничего заранее не бронировали, так как первоначально планировали встать с палаткой в местном «кемпинге». Но кемпинг не понравился, фанерные домики с удобствами на улице по 300 рублей с носа как-то тоже не впечатлили. В итоге селимся в полулюкс с душем и холодильником на поляне Чегет, сбив первоначальную цену ровно в два раза, исключительно благодаря обаянию и мастерству торга моего напарника (ну да, я знал кого нужно звать:) Около 6 вечера бросаем вещи и следуя идее активной акклиматизации идем прогуляться вокруг:

6. «Вокруг» как-то само собой превратилось в дорогу на Чегет:) Вообще на первый день после приезда как раз и был запланирован подъем на Чегет (был еще вариант канаткой наверх и ножками вниз, чтобы не грузить хилые равнинные организмы непомерной нагрузкой), но дорога внесла свои коррективы и приехали мы в шесть вечера вместо запланированной середины дня:

7. До сумерек успеваем подняться примерно до 2500, попадаем в облако и сбегаем вниз. Виски как-то «зудят и чешутся», подобную реакцию организма заметил еще в Домбае. И это всего-то 2500 метров. Начинаю бояться дальнейших выкрутасов организма на высоте. Да, фото про одиночество:

8. На следующий день запланирован выход налегке до 105 пикета мимо водопада Девичьи косы и обсерватории. Тропа находится очень быстро, благодаря GPS навигатору, и идет между местными фермерскими постройками. Из построек доносятся звуки и запахи:)

9. Идется достаточно легко, по пути встречаются другие туристы. Самые разные, объединяет всех только доброжелательность. Индонезийский фотоблогер тащил наверх огромный «трипод». Идут впятером, включая двух гидов (вроде как). Встретили вечером внизу, на поляне Чегет, и больше не видели. Надеюсь, что индонезийский трипод вместе со своим упорным хозяином побывал таки на вершине:

10. Виски больше не «чешутся» и вообще самочувствие бодрое, что радует. И только не надо мне говорить, что помог душ накануне:)

11. Погода меняется стремительно. Этот кадр от предыдущего отделяет всего лишь 40 минут:

12. Гигантская бильярдная луза прямо по центру кадра:

13. Неспеша доходим до водопада. Утро, да и середина июня только, ледник тает плохо, поэтому волосы так себе:

14. О чем может думаться, когда смотришь на водопад?

15. Конечно же только о том, как у него там внутри:)

16. Тучи опять куда-то быстро исчезают, под водопадом устраиваем небольшой привал:

17. Почти сразу после водопада видна обсерватория. Кстати, украинская. Високогірна спостережна база:

18. Вообще маршрут популярный, тут довольно многолюдно даже сейчас, когда сезон еще толком не начался. Встречаем семейную пару, собирающуюся на следующий день на Эльбрус. Запомнились тем, что извлекли из недр своего рюкзака огромную связку бананов, за что моментально получают прозвище «банановые». Из разговора явно следует, что ребята совсем новички в туризме. Больше «банановых» не встречали:

19. Пообщавшись с попутчиками мы чувствуем себя несколько бодрее, ведь когда мы сюда ехали, то предполагали, что тут каждый второй "Снежный Барс" , а у каждого десятого на голове "Корона Земли" . А между ними «мутанты», забегающие на вершину из Азау за 3 часа и 4 минуты:

20. Обсерватория остается внизу, впереди 105 пикет. Дорогу местами закрывают снежники. Снег мокрый, идти как-то не очень. Срезаем как можем:

21. Натыкаюсь на памятник кавалеристам, которые воевали тут с дивизией «Эдельвейс». С 21 августа 1942 года по 13 февраля 1943 на обоих вершинах Эльбруса были немецкие флаги. И есть у меня подозрение, что некоторые из полуразвалившихся каменных стенок поблизости имеют прямое отношение к тем временам:

22. К строению спускаться не стали, похлебали супчику и пустились в обратный путь. Виден серпантин к ледовой базе. Терскол-105 пикет-ледовая база-приют 11 - классический южный путь на Эльбрус до появления канатных дорог и прочих ратраков:

23. Встречаем челябинцев, тоже идут на Эльбрус. Слова «Челябинские парни настолько суровы...» прерываются возгласами «Знаем! Хватит уже…». Вон что значит стать интернет-мемом:)

24. Холодно и вокруг без перерыва ходят лиловые тучи:

25. Вдруг на совсем короткое время становится видна наша цель на ближайшие несколько дней. Знак, не иначе:

26. За день пройдено примерно 24 километра (мерил линейкой в Google Earth). Набор высоты составил порядка 1200 метров. Вниз идти оказалось тяжелее, чем вверх:)

27. Все. Продолжение следует…

P.S. Оставляем фото 1000 по длинной стороне?

Эльбрус. Никаких гидов

Мои сны про Эльбрус прекратились только на 6-ю ночь. Когда я официально вконтакте попросила «Ув. Мироздание, разреши мне сегодня спать без снов».

Обращение к мрзд я взяла, ясен пень, у avatarakali , как вообще повторяю за ней много чего, но просьба сработала. То, что я вижу во снах сейчас, с Эльбрусом не связано, но я по-прежнему в них устаю. Думаю, это всё же следствие стрессов похода. Нервишки-то лечить надо, девочка.

В прошлую субботу была на крупном мероприятии, которое проводит наша компания. Мне вручили первую премию за победу на каком-то конкурсе. К этой грамоте я и ехала, сломя голову, хотя могла бы побаловать себя морем дня три. Честно скажу,



даже не вдавалась в подробности, получила свою почётную грамоту и лежит она у меня на столе, заваленная лекарствами. Я думала, она продолжит череду моих побед в этом году. Была уверена, что 2012-й станет годом триумфа. А не тут-то и было. Без Эльбруса померкла радость и от грамоты этой, и от других милых жизненных мелочей. Впрочем, уверена, эта депрессия и хандра - всего лишь следствие горных стрессов. Надеюсь, скоро всё пройдёт. В тот же день, в субботу, успешно заангинила, но силой воли и с Божьей помощью, конечно, практически остановила ход болезни. Отчего-то такой силы останавливать свою депрессию я не имею. Ещё этому надо бы научиться. Нервишки надо лечить, девочка.

Только сейчас вспомнила, к чему были долгие предисловия. В субботу же случилась со мной встреча. Важная.



Почувствовав, что температурю и болит горло, а работать на этом мероприятии ещё несколько часов, подошла я к стоящей рядом машине «Скорой помощи». Мероприятие масштабное, и спасатели, и врачи всегда дежурят. Подхожу ближе и вижу милые кудряшки моего травматолога, который ещё в феврале, когда я растянула мышцу, советовал: «Держите ногу в покое 6 месяцев. Бросайте бег и лыжи». Я тогда посмотрела на него, как на придурка, и сказала: «Какие 6 месяцев? У меня через 6 месяцев - Эльбрус! Месяц от силы, а лучше 2 недели, а ещё лучше…2 дня»! Он тоже поглядел на меня сверх очков, как на дуру, и посоветовал хотя бы месяц не жужжать и не двигаться.

Мы узнали друг друга. Я, конечно, сообщила ему, что на Эльбрус прекрасно сходила, но из-за горняшки не дошла и теперь надеюсь пойти во второй раз. Эта добрая душа расспросила меня о симптомах, оглядела с ног до головы, вздохнуло с тем же оттенком: «Ну что с тебя возьмёшь? Ну, дура же» и посоветовала от тошноты церукал или метаклопрамид. Второе, мол, даже сильнее. И напоследок велел за месяц до похода пропить препараты, богатые железом. Так с миром и разошлись: я с таблетками и названием лекарств, он - с моими благодарностями и благословениями.


Напишу, пожалуй, про наш акклиматизационный выход. Длился он всего три дня и описание его долго, наверное, не займёт.

Итак, это был шестой день всего похода. Для того, чтобы получить первые удары горняшки и немного акклиматизироваться, мы направились на приют «Пикет 105». Высота его около 3300 метров над уровнем моря, хотя на самом пикете наши соседи-белорусы пытались оспорить эту цифру, а наши мальчишки, конечно, верили им. Это черта наша российская - слушать кого угодно, только не своих.

Ещё на Чегете один из моих друзей, тех, что не взошёл на вершину ещё в 2009, показал на тонкую-тонкую ниточку, опоясывающую подножье Эльбруса и сказал: «Вот по этой тропе мы пойдём на пикет. Воон там водопад Девичьи косы, а дальше украинская обсерватория, и за вооон тем холмом - пикет 105». Его «Вооон там» сопровождались указательным пальцем, который перекрывал всю видимость, поэтому приходилось верить ему на слово. Пропуская мимо ушей его объяснения, я смотрела как зачарованная на вершины. Это на самом деле было всё, к чему я стремилась. «Титьки» - непочтительно обозвала их и тут же сердито оборвала себя. Нельзя так относиться к вершинам, не подпустят. Вспомнила и Круглицу, да было уже поздно.

Утром собирались долго. Из гостиницы-то вышли в 9.00, как и было указано капитаном. Но долго закупались дополнительными продуктами, обмазывались кремами, тронулись в общем сложности не раньше 10-и утра.


Тропа огибала несколько задних дворов посёлка, а потом пошла наверх. Первые 500 метров было похоже, будто мы идём по Фишту. Потом всё стало чуть серьёзней. Я была готова к этим нагрузкам. Шла и шла, спокойно. Сзади ковыляла коллега, которую приходилось немного поджидать, чтобы она не оставалась совсем одна. Оказалось, таким образом, мы плелись в конце и все в команде думали, что я так же тяжело иду, как она.

Ещё на Фиште мальчишки на одном из крутых подъёмов забрали у нас рюкзак. Всего раз. Здесь же на каждом из привалов они спускались за нами, забирали рюкзаки и счезали впереди за поворотом. От моих яростных попыток оставить рюкзак при себе, ведь я шла именно за этими трудностями и тяжестями, все отмахивались, говоря: «задерживаете команду». На это я пикнуть уже не смела. Да и не в моих привычках кивать на другого отстающего: невоспитанно это.

Так и ползли. Подъёмы стали чуть тяжелей, а я нашла выход: на одном из привалов просто пошла вперёд с ребятами и с отстающей задерживались уже другие. Зато несла свой рюкзак сама, наконец, и душа моя успокоилась. Именно на этих подъёмах мы все высоко оценили треккинговые палки. Я решила, что непременно куплю себе такие: компактные в собранном виде, и очень крепкие в удлинённом.

Одним из самых красивых зрелищ на этом пути оказался водопад «Девичьи косы».


Издалека он кажется небольшим, но приближаешься, подходишь к нему и впечатляешься: сильна вода. Некоторые искупались, кто-то просто посидел рядом.



Чуть позже дошли и до украинской Обсерватории. Действует ли она до сих пор, я даже не сподобилась узнать: всё фотографировала и фотографировала.

От Обсерватории до «Пикета 105» идти уже не так много. По нашим туристическим меркам, разумеется, а не по расчётам людей из цивилизации. Это оказался небольшой домик, в котором где-то прогнили полы, а чердак ещё цел. Ребята собрали палатки вокруг пикета, но большая часть команды притулилась на чердаке.

Вот здесь-то немногие из нас и поймали горняшку. Один парень слёг, у пары-тройки человек болела голова, кого-то, в том числе и меня, тошнило. Ужин немного помог, но ночью капитану пришлось нелегко: мне и той самой отстававшей девушке понадобились эуфилин и укол кетанова - мы задыхались со страшной силой. И только получив заветный укол, более-менее уснули.

На следующий день почти вся команда, без одного из самых больных парней, сходили на заброшенную ледовую базу . Высота её примерно 3800. Оделись потеплей, попробовали ходить со страховкой, на кошках, зарубаться ледорубом. В общем, это только описывать интересно, на самом деле было скучновато. Хотя, именно здесь я впервые увидела кошки и надела их на свои ботинки и впервые взяла в руки ледоруб.



Уже здесь, именно на этой высоте, у меня пропала какая-либо радость бытия.



Потом, вернувшись, провели ещё одну ночь на пикете, где все ранее заболевшие продолжили болеть, замерзавшие продолжили замерзать, и на 8-й день похода потихоньку сошли вниз к «Итколу», чтобы отдохнуть, поесть нормальной пищи и снова собирать рюкзаки на восхождение.



Этот выход не был решающим: ни у кого ещё не стихла решимость пойти на вершину, хотя капитан шутил каждые три часа: «А может, на море махнём? Ну, его - этот Эльбрус?»

Мы ещё мало болели, перенесли мало нагрузок и совсем ещё не страдали.

Всё было впереди.
Несмотря ни на что, ни на пульсацию в голове, ни на тошноту, ни на одышку и бесконечную усталость, всё ещё было впереди.

Эльбрус расположен в боковом хребте Главного Кавказского хребта, имеет округлую в плане форму с поперечником 18 км у основания и 1,2-1,5 км на высоте 5300 м.

Выше поднимаются два сросшихся вулканических конуса: Западная вершина - 5642,7 м.(высочайшая точка Европы) и Восточная вершина - 5621 м. Расстояние между вершинами составляет 1450 м. Перемычка между вершинами - "седловина" лежит на отметке 5376 м.

Начало маршрута восхождения на Эльбрус проходит по пешеходной дороге, проложенной в 1938 г. По ней доставляли строительные материалы для здания "Приюта одиннадцати". Место окончания дороги назвали "Ледовой базой" (3800 м). Отсюда по ледовым полям Эльбруса к месту строительства проложили четырехкилометровую санную дорогу, наведя надежные мосты через ледовые трещины. Вплоть до пуска в строй канатных дорог это был наиболее популярный путь к "Приюту одиннадцати". Теперь пользуются канатными дорогами "Эльбрус" и "Гара-Баши", затем более простой и короткой пешеходной дорогой до Приюта-11.

Маршрут восхождения на Эльбрус:пос. Терскол - вдпд. Девичьи косы - 95 пикет - 105 пикет - Ледовая база - Приют 11 - скалы Пастухова - седловина - вершина.

Дорога к заброшенной "Ледовой базе" МГУ идет по склонам лавового потока между долинами Терскол и Гарабаши.

От развилки дорог в долине р. Терскол серпантинами набираем высоту в красивом сосновом лесу. Дорога идет в западном направлении. Видны склоны Эльбруса

Выше леса дорога проходит мимо водопада Девичьи косы. Прямо с дороги открывается отличный вид на сам водопад и окружающие горы.

Издалека он кажется небольшим но подойдя ближе можно полностью оценить его размеры. К подножию водопада ведут тропы, можно подойти и искупатся в освежающих струях, или просто посидеть рядом и полюбоватся пейзажем.

Вскоре после водопада растительность заканчивается и начинаются бесконечные россыпи обломков лавы и прочих следов извержений Эльбруса.

Слева от дороги будут остатки строения это "95 пикет", от него тропы уходят влево с основной дороги, чтобы не делать лишний крюк, лучше свернуть на тропу которая начинается от развалин.

Выше поднимаясь в горы дорога проходит мимо обсерватории, и делая крюк выходит к ледовой базе.

Тропа которая началась от "95 пикета" опять выходит на дорогу, которая серпантином поднимается по обломкам лавового выхода. По дороге встретится еще одно почти разрушенное строение - "105 пикет". Это была промежуточная станция при строительстве Приюта 11 на склоне Эльбруса. Такое название она получила по тому что находится на 105м участке дороги от Терскола(каждый участок по 100 метров).

На этой высоте даже летом встречаются снежные надувы которые не расстаяли с зимы и засыпанные сверху камнями и песком участки ледника.

Поднимаясь по дороге выше, доходим до здания старой метеостанции которая находится совсем рядом с началом ледника и Ледовой базы. Это металлическая будка с двумя комнатами и мальенькой кухней. В комнатах есть нары на которых можно переночевать. До этого места можно неспеша и с рюкзаками подняться из Терскола за 1 день.

В нескольких минутах ходьбы от метеостанции находятся развалины Ледовой базы. Все сооружения находятся в полуразрушенном состоянии, без окон и дверей. Почти все помещения заметены снегом, так что переночевать там не удастся. Вообще база производит довольно удручающее впечатление и нагоняет уныние...

Сразу за развалинами начинается ледник. На леднике много трещин, так что необходимо идти в связках. Из ледника периодически вытаивают снаряды или патроны - "эхо войны". Также в снегах и льдах до сих пор находят тела солдат погибших во время Второй мировой войны.

Следуя по леднику на северо-запад маршрут выходит к Приюту 11.

Для выхода на вершину лагерь лучше всего разбить в районе Приюта 11 на скальных грубнях оставшихся от лавового потока.

 

 

Это интересно: