→ Что происходит в самолете крушении. О том, что тела пассажиров могут рассказать о крушении самолета. Мир знает более десятка случаев счастливого спасения

Что происходит в самолете крушении. О том, что тела пассажиров могут рассказать о крушении самолета. Мир знает более десятка случаев счастливого спасения

Всегда интересовало, что испытывают люди, в падающем самолете. Обобщив опыт очевидцев, выживших в авиакатастрофах, можно сделать один интересный вывод - не так уж и страшен черт, как его малюют...

Во-первых, больше бойтесь, когда едете на машине в аэропорт. За 2014 год в мире было совершено свыше 33 млн рейсов, произошла 21 авиакатастрофа (причем, больше всего неприятностей в небе приходится на грузовые перевозки), в которых погибло всего 990 человек. Т.е. вероятность авиакатастрофы составляет всего 0,0001%. За тот же год, только в одной России в ДТП погибло погибло 26,963 человека, а по по данным ВОЗ, в мире ежегодно в дорожных авариях погибают 1,2 млн человек и около 50 млн получают травмы.

Во-вторых, судя по статистике, шансов погибнуть на эскалаторе в метро или заразиться СПИДОМ у вас куда больше , чем погибнуть в самолете. Так шанс погибнуть в авиакатастрофе составляет 1 к 11 000 000, тогда как, например, в автокатастрофе - 1 к 5000, поэтому сейчас куда гораздо безопаснее летать, чем водить машину. Более того, с каждым годом авиационная техника становится безопаснее. Кстати, самым неблагополучным с точки зрения безопасности полетов континентом остается Африка: здесь выполнено всего 3% от всех рейсов в мире, но произошло 43% авиакатастроф!

В-третьих, при сильных перегрузках, вы ничего не будете помнить Согласно исследованиям Межгосударственного авиационного комитета, сознание человека в падающем самолете отключается. В большинстве случаев - в первые же секунды падения. В момент столкновения с землей в салоне нет ни одного человека, который бы находился в сознании . Как утверждают, срабатывает защитная реакция организма. Этот тезис, подтверждают те, которым удалось выжить в авиакатастрофах. Тишина сопровождает и незначительные авиаинциденты, подборка видео

Четвертое, опыт, выживших в авиакатастрофах. История Ларисы Савицкой занесена в Книгу рекордов Гиннесса. В 1981 году на высоте 5220 метров самолет Ан-24, в котором она летела, столкнулся с военным бомбардировщиком. В той катастрофе погибло 37 человек. Выжить удалось только Ларисе.

Мне тогда было 20 лет, - рассказывает Лариса Савицкая. - Мы с Володей, моим мужем, летели из Комсомольска-на-Амуре в Благовещенск. Я после взлета сразу уснула. И проснулась от грохота и криков. Лицо обожгло холодом. Потом мне рассказали, что у нашего самолета срезало крылья и снесло крышу. Но неба над головой я не помню. Помню, был туман, как в бане. Я посмотрела на Володю. Он не шевелился. По его лицу хлестала кровь. Я как-то сразу поняла, что он мертв. И приготовилась тоже умереть. Тут самолет развалился, и я потеряла сознание. Когда пришла в себя, удивилась, что еще жива. Почувствовала, что лежу на чем-то жестком. Оказалось, в проходе между креслами. А рядом свистящая бездна. Мыслей в голове не было. Страха тоже. В таком состоянии, в котором была я - между сном и явью, - страха не бывает. Единственное, что вспомнилось: эпизод из итальянского фильма, где девушка после крушения самолета парила в небе среди облаков, а потом, упав в джунгли, осталась жива. Я не надеялась уцелеть. Хотелось только умереть без мучений. Заметила перекладины металлического пола. И подумала: если упаду боком, то будет очень больно. Решила поменять положение и сгруппироваться. Потом доползла до следующего ряда кресел (наш ряд стоял около разлома), села в кресло, вцепилась в подлокотники и уперлась ногами в пол. Все это делала автоматически. Потом смотрю - земля. Совсем близко. Изо всех сил вцепилась в подлокотники и оттолкнулась от кресла. Потом - как зеленый взрыв от веток лиственницы. И снова провал в памяти. Очнувшись, опять увидела мужа. Володя сидел, положив руки на колени, и смотрел на меня остановившимся взглядом. Шел дождь, который смыл кровь с его лица, и я увидела огромную рану у него на лбу. Под креслами лежали мертвые мужчина и женщина...

Позже установили, что кусок самолета - четыре метра в длину и три в ширину, на котором падала Савицкая, спланировал, словно осенний лист. Он упал на мягкую болотистую поляну. Лариса пролежала без сознания семь часов. Потом еще два дня сидела в кресле под дождем и ждала, когда наступит смерть. На третий день встала, начала искать людей и наткнулась на поисковый отряд. Лариса получила несколько травм, сотрясение мозга, перелом руки и пять трещин в позвоночнике. С такими травмами идти нельзя. Но от носилок Лариса отказалась и до вертолета дошла сама.

Авиакатастрофа и гибель мужа остались с ней навсегда. По ее словам, у нее притуплены чувства боли и страха. Она не боится смерти и по- прежнему спокойно летает на самолетах.

Другой случай подтверждает отключение сознания. Арина Виноградова - одна из двух выживших стюардесс самолета Ил-86, который в 2002 году, едва взлетев, упал в "Шереметьево". На борту находились 16 человек: четыре пилота, десять бортпроводников и два инженера. Остались в живых только две бортпроводницы: Арина и ее подруга Таня Моисеева. Говорят, в последние секунды перед глазами прокручивается вся жизнь. Со мной такого не было, - рассказывает "Известиям" Арина. - Мы с Таней сидели в первом ряду третьего салона, у аварийного выхода, но не на служебных креслах, а на пассажирских. Таня напротив меня. Рейс был техническим - нам просто нужно было вернуться в "Пулково". В какой-то момент самолет затрясло. Это бывает у "Ил-86". Но я почему-то поняла, что мы падаем. Хотя ничего вроде не произошло, не было сирены или крена. Испугаться не успела. Сознание мгновенно куда-то уплыло, и я провалилась в черную пустоту. Очнулась я от резкого толчка. Сначала ничего не понимала. Потом понемногу разобралась. Оказалось, что лежу на теплом двигателе, заваленная креслами. Сама отстегнуться не смогла. Начала кричать, колотить по металлу и тормошить Таню, которая то поднимала голову, то снова теряла сознание. Нас вытащили пожарные и развезли по разным больницам.

Арина по-прежнему работает бортпроводницей. Авиакатастрофа, по ее словам, не оставила в душе травмы. Однако на Татьяну Моисееву происшедшее повлияло очень сильно. С тех пор она больше не летает, хотя из авиации не ушла.

В-пятых, авиакатастрофа является позитивным опытом для выживших! Ученые пришли к уникальным выводам: люди, выжившие в авиакатастрофах, впоследствии оказывались более здоровыми с психологической точки зрения. Они проявляли меньше беспокойства, тревоги, не впадали в депрессию и не испытывали посттравматического стресса, в отличие от испытуемых из контрольной группы, никогда не имевших подобного опыта.

В заключение предлагаю вашему вниманию, выступление Рика Элиаса, который сидел на первом ряду в самолёте, совершившим аварийную посадку в реку Гудзон в Нью-Йорке в январе 2009. Вы узнаете, какие мысли пришли ему в голову пока обречённый самолёт падал вниз...

По-прежнему боитесь летать?-)

В результате авиационной катастрофы на тело пострадавшего нередко оказывает повреждающее действие одновременно или в быстрой последовательности следующие несколько факторов, причем действие одного фактора часто перекрывается другим:
1) динамические и ударные перегрузки;
2) встречный поток воздуха;
3) взрывная декомпрессия;
4) атмосферное электричество;
5) термическое воздействие;
6) токсические продукты горения и пиролиза;
7) тупые предметы, расположенные внутри самолета;
8) взрывная волна;
9) наружные части самолёта;
10) работающие двигатели;
11) высотная декомпрессия;
12) тряска, вибрация.

При столкновении самолёта с препятствием, могут вызывать перегрузки, достигающие очень больших величин порядка десятков и даже сотен единиц g. Тело при этом отрывается от спинки кресла и удерживается привязными ремнями. В зависимости от величины перегрузки, последствия для пострадавших могут носить различный характер - от функциональных нарушений дыхания и кровообращения, связанных с относительным перемещением внутренних органов груди и живота, и потери сознания - до механических повреждений привязными ремнями в виде ссадин, кровоподтеков, иногда разрывов кожи и мягких тканей, травмы позвоночника, а при столкновении самолёта на большой скорости с препятствием или землей - в виде грубых повреждений всех тканей на уровне привязных ремней вплоть до отрыва верхней части туловища. В последнем случае, как правило, происходит последующее значительное разрушение головы и туловища в результате удара этими частями тела о расположенные впереди предметы.

Радиальные ускорения и соответствующие им перегрузки возникают при попытках выйти из пикирования в аварийных ситуациях. В этих случаях происходит значительное смещение мягких тканей, внутренних органов и особенно крови в крупных сосудах, сопровождающееся резким нарушением дыхания, кровообращения, функций центральной нервной системы, расстройством зрения, потерей сознания, а также травматическими повреждениями тканей и жизненно-важных органов.

При направлении перегрузки в направлении голова-ноги значительная часть циркулирующей крови (до 1/4 всей массы) перемещается в сосуды брюшной полости и конечностей вследствие чего нарушается работа сердца, развивается анемия головного мозга с потерей сознания. Исход в такой ситуации будет зависеть от длительности бессознательного состояния и высоты полёта, на которой произошла потеря сознания. В результате смещения и деформации внутренних органов и тканей брюшной полости и резкого переполнения их кровью могут наблюдаться множественные кровоизлияния в брыжейку кишечника, под капсулу и в связки внутренних органов, рыхлую жировую клетчатку.

Перегрузки, направленные от ног к голове, человек переносит гораздо тяжелее. Уже при ускорении порядка 4-5 g происходит сильный прилив крови к голове, сопровождающийся покраснением и отечностью лица, носовым кровотечением, множественными мелкими кровоизлияниями в кожу лица, конъюктиву глаз, оболочки и вещество головного мозга. Резкое повышение внутричерепного давления приводит к быстрой потере сознания и смерти. При этом могут наблюдаться переломы верхних и нижних конечностей, компрессионный перелом позвоночника, переломы основания и свода черепа, травмы мягких конечностей.

Встречный поток воздуха при больших скоростях полёта (800-1000 км/ч и более) обладает свойствами твердого тела, так как сила давления воздушного потока в этих условиях превышает вес человека в 50-70 раз. Встречный поток воздуха может сорвать предметы обихода и одежды. При срыве кислородной маски происходит резкая деформация мягких тканей лица с обширным кровоизлиянием и отслойкой их от подлежащих костей, разрывом углов рта, повреждением глазных яблок. Струя воздуха, проникшая под большим давлением в верхние дыхательные пути и пищевод, может привести к баротравме лёгких и желудка; рефлекторное нарушение дыхания и прекращение подачи кислорода вызывает острое кислородное голодание. В результате срыва рук с подлокотников и ног с подножек происходит
разбрасывание конечностей, сопровождающееся вывихами, растяжением суставных связок, надрывами мышц, кровоизлияниями.

Взрывная декомпрессия наблюдается в полёте на высоте свыше 8-9 тыс.метров в результате аварийной разгерметизации кабины. Как следствие резкого перепада давления у человека может возникнуть баротравма легких и слухового аппарата, а также газовая эмболия. Баротравма слухового аппарата сопровождается разрывом барабанной перепонки, повреждением слуховых косточек, кровоизлиянием в ткани среднего и внутреннего уха и барабанную полость.

При баротравме легких отмечается жидкая кровь в дыхательных путях, острое вздутие легких, множественные очаговые кровоизлияния и разрывы легочной ткани. Наряду с крупноочаговым характером изменений в легочной ткани по ходу разветвлений бронхов наблюдаются также мелкие разрывы и кровоизлияния.

Тупые предметы расположенные внутри самолёта являются основным повреждающим фактором при падении и ударе самолёта о землю. При этом происходит деформация и разрушение его конструкции, а также взаимное смещение находящихся в самолёте людей и окружающих их предметов. Возникающие ударные перегрузки в зависимости от скорости и угла падения самолёта могут превышать в сотни и даже тысячи раз силы воздействия на пострадавших, наблюдаемые при авариях наземного транспорта.

Результатом ударных перегрузок огромной силы может быть грубое разрушение тела с отрывом отдельных частей его (головы, конечностей, тазовой области) с обширными разрывами и размозжением кожи и мягких тканей, раздроблением костей, вскрытием полостей тела и размозжением, отрывом, перемещением внутренних органов или выбросом их наружу.

Взрывная волна является самым мощным повреждающим фактором, возникающим в результате взрыва горючего в топливных баках или теракта. Чаще всего первый взрыв происходит в момент удара самолёта о землю, иногда в воздухе после касания земли. При падении реактивного самолёта на землю в режиме пикирования с последующим взрывом воронка может достигать глубины нескольких метров. Мощная взрывная волна вызывает полное разрушение конструкций самолёта и тел. При этом останки обнаруживаются как в самой воронке, так и вне её, разбросанными на площади радиусом до 300-500 м. При взрыве в воздухе после касания земли, останки людей, находившихся в самолёте, оказываются разбросанными на расстоянии до 3 км по направлению полёта и до 1,5 км в стороны от места взрыва.

При полном разрушении тела в результате взрыва обычно обнаруживают отдельные небольшие лоскуты кожи без осаднения краев их, ушные раковины с частью височной кости, куски внутренних органов, костные отломки с обрывками мягких тканей, иногда кисти, стопы или их части. При теракте обширные повреждения с отрывами частей тела, множественными сквозными и слепыми осколочными ранениями получают лица, находящиеся непосредственно вблизи места взрыва, остальные чаще всего погибают в результате механических повреждений при последующем падении самолёта и ударе его о землю.

В результате действия пламени может произойти воспламенение одежды, ожоги тела, а также посмертное обгорание трупов, достигающее крайних степеней с обугливанием мягких тканей и костей вплоть до их испепеления. Иногда пожару предшествует взрыв, в этих случаях термическому воздействию подвергаются уже останки трупов.

(Собрано с разных Интернет-сайтов)

Александр Андрюхин

Если о том, что происходит в кабине пилотов во время катастрофы, можно судить по записям бортовых самописцев, то в салоне "черных ящиков" нет. "Известия" разыскали нескольких человек, которые выжили в авиакатастрофах либо попадали в серьезные летные происшествия...

История Ларисы Савицкой занесена в Книгу рекордов Гиннесса. В 1981 году на высоте 5220 метров самолет Ан-24, в котором она летела, столкнулся с военным бомбардировщиком. В той катастрофе погибло 37 человек. Выжить удалось только Ларисе.

Мне тогда было 20 лет, - рассказывает Лариса Савицкая. - Мы с Володей, моим мужем, летели из Комсомольска-на-Амуре в Благовещенск. Возвращались из свадебного путешествия. Сначала сели на передние кресла. Но впереди мне не понравилось, и мы пересели в середину. Я после взлета сразу уснула. И проснулась от грохота и криков. Лицо обожгло холодом. Потом мне рассказали, что у нашего самолета срезало крылья и снесло крышу. Но неба над головой я не помню. Помню, был туман, как в бане. Я посмотрела на Володю. Он не шевелился. По его лицу хлестала кровь. Я как-то сразу поняла, что он мертв. И приготовилась тоже умереть. Тут самолет развалился, и я потеряла сознание. Когда пришла в себя, удивилась, что еще жива. Почувствовала, что лежу на чем-то жестком. Оказалось, в проходе между креслами. А рядом свистящая бездна. Мыслей в голове не было. Страха тоже. В таком состоянии, в котором была я - между сном и явью, - страха не бывает. Единственное, что вспомнилось: эпизод из итальянского фильма, где девушка после крушения самолета парила в небе среди облаков, а потом, упав в джунгли, осталась жива. Я не надеялась уцелеть. Хотелось только умереть без мучений. Заметила перекладины металлического пола. И подумала: если упаду боком, то будет очень больно. Решила поменять положение и сгруппироваться. Потом доползла до следующего ряда кресел (наш ряд стоял около разлома), села в кресло, вцепилась в подлокотники и уперлась ногами в пол. Все это делала автоматически. Потом смотрю - земля. Совсем близко. Изо всех сил вцепилась в подлокотники и оттолкнулась от кресла. Потом - как зеленый взрыв от веток лиственницы. И снова провал в памяти. Очнувшись, опять увидела мужа. Володя сидел, положив руки на колени, и смотрел на меня остановившимся взглядом. Шел дождь, который смыл кровь с его лица, и я увидела огромную рану у него на лбу. Под креслами лежали мертвые мужчина и женщина...
Позже установили, что кусок самолета - четыре метра в длину и три в ширину, на котором падала Савицкая, спланировал, словно осенний лист. Он упал на мягкую болотистую поляну. Лариса пролежала без сознания семь часов. Потом еще два дня сидела в кресле под дождем и ждала, когда наступит смерть. На третий день встала, начала искать людей и наткнулась на поисковый отряд. Лариса получила несколько травм, сотрясение мозга, перелом руки и пять трещин в позвоночнике. С такими травмами идти нельзя. Но от носилок Лариса отказалась и до вертолета дошла сама.
Авиакатастрофа и гибель мужа остались с ней навсегда. По ее словам, у нее притуплены чувства боли и страха. Она не боится смерти и по- прежнему спокойно летает на самолетах. Но ее сын, который родился через четыре года после катастрофы, летать боится панически.

Арина Виноградова - одна из двух выживших стюардесс самолета Ил-86, который в 2002 году, едва взлетев, упал в "Шереметьево". На борту находились 16 человек: четыре пилота, десять бортпроводников и два инженера. Остались в живых только две бортпроводницы: Арина и ее подруга Таня Моисеева.

Говорят, в последние секунды перед глазами прокручивается вся жизнь. Со мной такого не было, - рассказывает "Известиям" Арина. - Мы с Таней сидели в первом ряду третьего салона, у аварийного выхода, но не на служебных креслах, а на пассажирских. Таня напротив меня. Рейс был техническим - нам просто нужно было вернуться в "Пулково". В какой-то момент самолет затрясло. Это бывает у "Ил-86". Но я почему-то поняла, что мы падаем. Хотя ничего вроде не произошло, не было сирены или крена. Испугаться не успела. Сознание мгновенно куда-то уплыло, и я провалилась в черную пустоту. Очнулась я от резкого толчка. Сначала ничего не понимала. Потом понемногу разобралась. Оказалось, что лежу на теплом двигателе, заваленная креслами. Сама отстегнуться не смогла. Начала кричать, колотить по металлу и тормошить Таню, которая то поднимала голову, то снова теряла сознание. Нас вытащили пожарные и развезли по разным больницам.
Арина по-прежнему работает бортпроводницей. Авиакатастрофа, по ее словам, не оставила в душе травмы. Однако на Татьяну Моисееву происшедшее повлияло очень сильно. С тех пор она больше не летает, хотя из авиации не ушла. По-прежнему работает в отряде бортпроводниц, но уже диспетчером. О том, что она пережила, не рассказывает даже близким подругам.

Группа "Лицей" известна всей стране. Но мало кто знает, что две певицы из этой группы - Анна Плетнева и Анастасия Макаревич - тоже пережили падение в самолете.

Это произошло лет пять назад, - рассказывает "Известиям" Анна Плетнева. - Я всегда панически боялась летать самолетом, а тут расхрабрилась. Полетела с Настей Макаревич в Испанию. Отдохнули прекрасно. В веселом настроении возвращались в Москву на Боинге-767. Соседи были с ребенком. В ту минуту, когда мы начали снижаться и стюардессы велели пристегнуть ремни, ребенок был у меня на руках. И тут самолет резко пошел вниз. На голову посыпались вещи, стюардессы закричали: "Держите детей! Пригнитесь!" Я поняла, что мы падаем, и прижала малышку к себе. В голове промелькнуло: "Неужели это все?" Раньше мне казалось, что когда так страшно, сердце должно бешено колотиться. Но на самом деле сердца не чувствуешь. Себя не чувствуешь, а смотришь на все как бы со стороны. Самое ужасное - безысходность. Ты ни на что не можешь повлиять. Но паники - той, что показывают в кино, - не было. Гробовая тишина. Все, словно во сне, пристегнулись и застыли. Кто-то молился, кто-то прощался с родными.
Анна не помнит, сколько времени прошло. Может, секунды... Или минуты.
- Вдруг самолет понемногу начал выравниваться, - вспоминает она, - я огляделась: неужели это только мне показалось? Но нет, другие тоже встрепенулись... Даже когда мы остановились на полосе, не верилось, что все закончилось благополучно. Командир объявил: "Поздравляю всех! Мы родились в рубашке. Теперь у вас в жизни все будет хорошо".
- Что удивительно, я перестала бояться летать на самолетах, - говорит она. - А на чартерных рейсах пилоты часто пускают нас в кабины и дают порулить. Так мне это нравится, что хочу в ближайшее время купить собственный небольшой самолет. Будем летать на нем на гастроли.

Пережил падение и журналист "Известий" Георгий Степанов.

Это произошло летом 1984 года, - вспоминает он. - Я летел на самолете Як-40 из Батуми в Тбилиси. Когда вошел в самолет, было ощущение, что попал в цыганский табор, - столько там было вещей. Ими были забиты все отсеки сверху, а также проход салона. Не протолкнуться. Пассажиров, безусловно, было тоже больше, чем положено. Мы взлетели, набрали высоту. Внизу море. Потянуло в дрему. Но тут по фюзеляжу будто ударили кувалдой, гул турбины стал другим, и самолет резко, почти вертикально, пошел вниз. Все, кто не был пристегнут, слетели с кресел и покатились по салону вперемежку с вещами. Крики, визг. Началась страшная паника. Я был пристегнут. До сих пор помню свое состояние - ужаса. Во мне все оборвалось, тело словно одеревенело. Чувство было, что все происходит не со мной, а я где-то сбоку. Единственное, что подумал: бедные родители, что с ними будет? Я не мог ни кричать, ни шевелиться. Рядом все были совершенно белыми от страха. Поражали их мертвые, неподвижные глаза, как будто они уже в другом мире.
Падали мы на самом деле не больше минуты. Самолет выровнялся: пассажиры стали приходить в себя, поднимать вещи. Потом, когда мы уже подлетали к Тбилиси, из кабины вышел пилот. Он был как зомби. Мы стали спрашивать: что же случилось? В ответ он хотел отшутиться, но как-то жалко это у него получилось, за него стало неловко.
Это падение мне до сих пор аукается. Когда я сажусь в самолет, чувствую себя совершенно беспомощным существом в ненадежной скорлупе.

Мир знает более десятка случаев счастливого спасения

Сколько бы специалисты, ссылаясь на статистику, ни уверяли нас, что авиатранспорт - самый безопасный, многие боятся летать. Земля оставляет надежду, высота - нет. Что чувствовали те, кто не пережил авиакатастрофу? Этого мы не узнаем никогда. Согласно исследованиям Межгосударственного авиационного комитета, сознание человека в падающем самолете отключается. В большинстве случаев - в первые же секунды падения. В момент столкновения с землей в салоне нет ни одного человека, который бы находился в сознании. Как утверждают, срабатывает защитная реакция организма.

Древнегреческий поэт Феогнид написал: "Что не предначертано судьбой, того не произойдет, а что предначертано - того я не боюсь". Есть ведь и случаи чудесного спасения. Лариса Савицкая не единственная, кто выжил а авиакатастрофе. В 1944 году английский летчик Стефен, подбитый немцами, упал с высоты 5500 метров и остался жив. В 2003 году в Судане рухнул Боинг-737. Выжил двухлетний ребенок, хотя самолет практически полностью сгорел. Мир знает более десятка таких случаев.

Из материала "Комсомольской правды", вышедшего после катастрофы АН-24 в аэропорту Варандей:

В катастрофе выжили 24 человека, еше 28 - погибли.
Многие из спасенных до сих пор в шоке и отказываются говорить. Но со слов трех выживших - Сергея Трефилова, Дмитрия Дорохова и Алексея Абрамова - корреспонденты «КП» восстановили, что происходило в салоне падающего самолета.

По официальным сообщениям, Ан-24, бортовой номер 46489, пропал с экранов радара в 13.43 при заходе на посадку.

13.43
Сергей:
- Командир Виктор Попов сказал по громкой связи: «Наш самолет приступил к снижению. Через несколько минут мы приземлимся в аэропорту поселка Варандей». Голос был совершенно спокойный. Он точно так же объявлял посадку в Усинске. Сразу же стюардесса прошла по салону и села на откидной стульчик в хвосте. Все было, как обычно, - я уже 10-й раз на эту вахту летаю.

Дмитрий:
- Самолет стало сильно трясти. Но паники не было. Вокруг меня люди переговаривались вполголоса. Говорили про футбол, про вахту. Сосед сказал, что его тошнит при посадке. Но про то, что самолет падает, слов не было.

13.44 - 13.55
Сергей:
- Мы летели низко. Очень. Видели, что под крылом нет никакой взлетной полосы - только снег. Мужик за моей спиной спросил: «Это куда ж мы садимся-то? В поле?»

13.56
Сергей:
- Самолет завалился на левый бок как-то слишком сильно. И тут за окном раздался такой звук - железный, как будто что-то отрывается. Люди начали переглядываться.

Дмитрий Дорохов отделался легким испугом: «Нога заживет! Главное - что живой».

Дмитрий:
- Мы ждали, что сейчас пилоты объявят: мол, все нормально. Но в кабине молчали. И тут самолет пошел круто вниз. Кто-то закричал: «Все, б...! Падаем!»

Алексей:
- Меня потрясло, что в салоне закричал только один. Остальные молча вжались в кресла или начали голову между коленей прятать.

Сергей:
- По громкой связи ничего не говорили. Только какой-то странный звук, будто пилоты включили микрофон, но тут же выключили. Стюардесса тоже молчала - народ успокоить не пыталась.

13.57
Сергей:
- Я видел в иллюминаторе, как самолет задел землю крылом. Глаза закрыть не мог, таращился и все. После этого пилоты явно пытались выровнять самолет, мы чуть-чуть вверх подпрыгнули. И врезались в снег!

Алексей:
- Падали молча. Очень быстро. Все сидели в оцепенении. Сейчас многие газеты говорят, что пилотов ослепила вспышка солнечного света, отраженного от обледеневшей полосы. Это бред! Не было никаких вспышек. Только удар.
Я сознания не терял. Только секунды две в глазах было темно. Ну, знаете, как после удара в челюсть. Секунд пять в салоне царила полнейшая тишина. А потом все разом зашевелились, застонали.

13.58 - 14.00
Алексей Абрамов спас четверых из горящего самолета. Его крестная говорит: «Он - настоящий герой!»

Сергей:
- Самолет лег на бок, и в стене была дыра. В салоне кто-то все время причитал: «Больно! Больно!» Я выкарабкался и пополз по проходу.

Дмитрий:
- Самое страшное, что народ весь был чумной - не могли в себя прийти. Просто не понимали, что произошло. Я соседа трясу: «Живой?» А он мычит. А тут бензобак загорелся. Взрыва не было. Пламя по салону ползло постепенно.

Сергей:
- Люди, сидевшие ближе к носу, стали загораться и кричать. Одежда вспыхивала в момент. И эти «живые факелы» вскакивали и бежали в хвост. На нас.
Кто-то закричал: «Берите вещи, тушите их!» Мы стали хватать с багажных полок дубленки и куртки, набрасывать на людей. Минуты три возились - тушили. Но меня потрясло: даже когда люди горели, они не паниковали. Кричали от боли, а не от страха...

14.01 - 14.08
Сергей:
- Потом кто-то скомандовал: «Лезем наружу! Сейчас тут все взорвется к е...». Я и кто-то еще выбрались через пробоину в фюзеляже.

Дмитрий:
- Стюардесса нас всех спасла. Она вышибла запасной люк и вывела людей через него.

Алексей:
- Я был одним из первых около люка. Помог выбраться четверым, видно было, что сами они не могут - руки-ноги поломаны. Кричу на них: «Ползите!» - и тяну. Вытащили. Потом сам выпрыгнул.

14.09
Сергей:
- Рядом с самолетом были какие-то склады. И люди оттуда сразу побежали к самолету. И всех, кто выбирался из салона, они оттаскивали подальше. И кричали все время: «Давай! Давай!»

Дмитрий:
- Тут же подогнали «Урал». Погрузили тех, кто не мог сам подняться, повезли в поселок. А мы сели на снег и смотрели вокруг, как новорожденные младенцы.

Алексей:
- Никто тогда не вспомнил о вещах - куртках, сумках, мобильниках. Я даже холода не чувствовал, хотя был в одном свитере. И только в больнице, когда прошел первый шок, я увидел, что у многих по лицу катятся слезы...

А вот как это бывает на земле (из репортажей, посвященных катастрофе ТУ-154 Анапа - Санкт-Петербург):

Свидетельство очевидцев

Рассказывают жители Донецкой области, которые видели, как падал Ту-154
Самолет «Пулковских авиалиний» вылетел из Анапы вчера днем.
На борту среди 160 пассажиров было почти полсотни детей, ведь Анапа - это популярный детский курорт.
Приблизительно в 15.30 по московскому времени командир судна передал на землю сигнал SOS. И буквально через две минуты после этого самолет исчез с радаров.
Мы дозвонились до жителей села Новгородское, недалеко от того места, где упал самолет.
- Он долго кружил около земли, а перед самым приземлением загорелся, - рассказала нам Галина СТЕПАНОВА, жительница села Новгородское Донецкой области, возле которого случилась эта трагедия. - У нас за поселком находятся поля совхоза «Степной». Вот на них-то самолет и рухнул. Он несколько раз перевернулся в воздухе, воткнулся в землю носом и взорвался. Наши местные жители, пока не приехала милиция и не оцепила все, ходили смотреть. Говорят, там все обуглилось. Ну надо же, полтора месяца такая жарища стояла, все дождичка ждали. Дождались. Такой ливень был, а гроза - аж дух захватывало. Скорее всего, из-за грозы беда и случилась.
- Перед самой катастрофой началась сильная гроза, - рассказывает очевидец Геннадий КУРСОВ из села Степное, около которого рухнул самолет. - Небо было затянуто тучами. Внезапно раздался звук низко летящего лайнера. Но до последнего момента его не было видно! Мы и жители других окрестных сел заметили его, только когда до земли оставалось метров 150. Я подумал, что он рухнет прямо на нас. Его крутило вокруг своей оси, как вертолет...

В аэропорту

Информация о рейсе 612 исчезла с табло, как только с самолетом потеряли связь
Рейс из Анапы должен был приземлиться в «Пулково» в 17.45. Но около 16.00 на табло вдруг погасла строчка «Анапа - Петербург». На это мало кто обратил внимание - встречающие еще не подъехали к аэропорту.
А это был тот самый момент, когда у диспетчеров с экипажем была безвозвратно потеряна связь...
Когда уже стало ясно, что самолет погиб, в «Пулково» зазвучал невозмутимый голос диктора:
- Встречающие рейс 612 из Анапы приглашаются в помещение кинозала...
- Почему кинозала? - забеспокоились встречающие и, ничего еще не понимая, но уже подозревая самое страшное, ринулись туда. А там - вывешенные на стеклянных дверях кинозала списки пассажиров, зарегистрировавшихся на этот полет. Люди стояли молча перед этими листками несколько минут. Не верили.
И только когда почти во всех барах аэропорта «Пулково» разом заработали телевизоры с ужасающей новостью - в коридорах аэропорта раздался первый душераздирающий крик.

Из слов пассажира, летевшего в те же дни:

мы улетели из Анапы 13-го августа, был там с семьей...
а перед отъездом написал завещание на квартиру...
и на машину -чтобы друзьям -поручителям по кредиту было проще за меня расчитаться в случае чего непоправимого...
как они смеялись надо мной и как только не назвали мой поступок
смеялись - до вчерашнего дня, когда десятки семей ушли в вечность
теперь почти все отзвонились и мой поступок уже не кажется им таким "диким"
мне больно думать о том
что эти люди так же сидели на тех же скамейках в накопителе Анапского порта
сидели и смотрели на ВПП, самолеты, взлеты и посадки...
и вот их уже нет, а мир как и прежде живет, но уже без них...
как больно осознавать, что смерть не изменяет мир в целом, а лишь ломает судьбы отдельных людей.
я уже писал это где-то тут на ветках, но эти мысли не проходят, все время ходят по кругу и не дают покоя.
и мать 2-й день плачет -говорит что у нее чувство, что МЫ "проскочили"
мимо смерти, хотя нас разделяет с катастрофой 9 дней...
еще еще и еще раз буду повторять:
пусть земля пухом пассажирам
вечное чистое небо экипажу
пусть погибшие дети станут ангелами.

«Скорость импульсов ниже скорости взрыва»

В районе деревни Степановское Раменского района Московской области продолжаются поисковые работы на месте крушения самолета АН-148 Саратовских авиалиний. Местные жители, между тем, организовали здесь мемориал и зажгли 71 свечу - по количеству погибших пассажиров и членов экипажа. Ответ на вопрос: «Почему произошла катастрофа?» после расшифровки данных бортовых самописцев дадут эксперты. Но после каждого такого ЧП родных жертв да и многих других людей, которые часто не без страха поднимаются на борт воздушного судна, мучают и другие вопросы: «Что чувствовал человек в момент катастрофы? Было ли ему больно? Понимал ли он, что умирает?». На них мы попросили ответить заведующего лабораторией развития нервной системы человека НИИ морфологии человека РАН Сергея Савельева.

салон АН-148.

- Сергей Вячеславович, скажите при взрыве мозг человека успевает передать болевые ощущения телу?

Поскольку все это происходит очень быстро, то я могу сказать, что, скорее всего, жертва авиакатастрофы не успевает почувствовать боли. Все очень просто. Скорость проведения импульсов в нашем теле по нервам к рецепторам намного ниже чем скорость взрыва. Это просто мгновенная смерть.

- А успевает ли мозг понять, что вот-вот наступит смерть?

Опять же все зависит от ситуации. Если вы имеете ввиду, опять же взрыв, то, конечно же, нет. А если рассматривать, что человек летит в потерявшем управление самолете несколько секунд, то здесь уже все происходит по другому сценарию. Дело в том, что мы запрограммированы в таких случаях на позитивный исход дела. Человек всегда надеется, что выкрутится и останется жив. Сопротивляется до последнего, пока жив мозг. А он умирает последним. Это обусловлено нашей системой кровоснабжения.

Сергей Вячеславович, а правда, что перед полетом интуиция некоторых людей может подсказать им не садиться в авиалайнер, который ожидает крушение?

Нет никакой интуиции именно в этом плане. Ну представьте себе, вы подходите к самолету и видите, что с ним все в порядке. Что вам в этом случае вам подскажет жизненный опыт? Ничего. А иногда подходишь к самолету (у меня был такой случай), а у него один из двигателей дымит. Сел да полетел. Все прошло нормально. Астральные хвосты тут не помогают.

Можно ли обмануть мозг во время полета, если слишком страшно? Допустим, закрыть глаза и представить, что едешь в поезде?

Очень много людей панически боятся летать на самолетах, несмотря на то, что именно авиатранспорт является самым быстрым и удобным. Разумеется, самым большим страхом выступает падение авиалайнера, а что чувствуют люди, когда самолет падает, может рассказать только тот, кто эти ощущения действительно пережил. Понятное дело, крушение авиатранспорта может произойти, но не стоит думать, что только самолет несет явную угрозу для жизни человека. А если учесть при этом опыт тех, кто смог выжить при падении авиатранспорта, то можно прийти к выводу, что это не так уж и страшно, как многие для себя представили.

Перед тем как отказаться от перелета, боясь падения авиалайнера, следует понять, что катастрофа может поджидать людей повсеместно, даже в машине, которая доставляет человека в аэропорт. Согласно статическим данным на 30 миллионов рейсов происходит не более 20 крушений, причем не на пассажирских судах, а на грузовых, на борту которых находится минимальное количество людей. А в дорожно-транспортных происшествиях погибает намного больше людей. К примеру, в течение года в мире погибло в дорожных авариях более миллиона людей и примерно 45 миллионов получили тяжелейшие травмы.

Аналитики утверждают, что у людей на земле намного больше шансов погибнуть, чем в небе. Ведь опасность может поджидать практически везде.

Вот наиболее распространенные причины:

  1. В метро или в лифте.
  2. При общении с человеком инфицированным СПИДом.
  3. Находясь за рулем автомобиля или просто сидя в пассажирском кресле.

Именно поэтому летать на авиалайнерах в настоящее время намного безопаснее, тем более что они с каждым годом становятся все более и более совершенными. И, уж конечно, не следует перед полетом читать статьи, в которых рассказывают, что чувствуют люди при падении самолета, так как такие рассказы, в основном, очень приукрашены.

Ощущения при перегрузке авиатранспорта

Научные исследования выяснили, что происходит с людьми при падении самолета, вернее при сильной перегрузке воздушного транспорта. Оказывается, человек практически ничего не будет помнить, так как при сильных перегрузках человеческое сознание, как говорится, «защищается». То есть пассажиры падающего самолета чувствуют всего лишь первые секунды падения, а далее их сознание просто отключается. Проведенные исследования авиакатастроф доказали, что при столкновении авиалайнера с поверхностью земли ни один пассажир не был в сознании, а это значит, что он ничего не осознавал и не чувствовал. Этот факт был подтвержден теми, кто смог выжить после крушения. Они рассказали, что помнят лишь сильную встряску и ощущение перегрузки.

Действия пилотов при крушении самолета

Пилот самолета - это такой же человек, во время авиакатастрофы чувствует такие же ощущения, как и все пассажиры, но он просто обязан быть полностью сосредоточенным, чтобы попытаться взять под контроль сложную ситуацию. Никто в кабине не выясняет отношений, как это часто можно наблюдать в художественных фильмах, действия пилотов профессиональные и хладнокровные, ведь именно их спокойствие и навыки, в некоторых ситуациях, помогают удачно посадить неисправный самолет.

В кабине пилотов имеются немало современных приборов:

  • прибор с голосовым предупреждением;
  • прибор, указывающий на резкую смену высоты;
  • монитор, указывающий на возможное столкновение с другим самолетом.

Но не всегда приборы могут помочь пилотам, особенно если события развиваются очень стремительно и экипаж просто не успевает все полностью осознать.
При экстренной ситуации профессиональные пилоты используют только свои навыки, не доверяя электронной технике, и довольно часто именно такое решение спасает самолет и всех пассажиров от крушения.

На борту у вас будет доступ к инструкции на случай экстренной ситуации. Обязательно прочитайте ее!

Возможно ли выжить пассажиру при крушении авиалайнера?

Просматривая художественные фильмы, многие уже смогли себе представить, по какому сценарию падает самолет. В двух словах можно сказать так:

  • авиатранспорт длительное время находится в небе;
  • затем его начинает сильно трясти;
  • в корпусе образуется дыра, в которую вылетают пассажиры.

В итоге сильный взрыв разрывает авиатранспорт и находившихся в нем пассажиров, поэтому шанс на выживание полностью отсутствуют.

Но это всего лишь выдуманный сценарий, по статистике более 75% авиакатастроф происходят на взлетной или посадочной полосе, поэтому человеческих жертв практически не бывает.
Но если все же катастрофа начинается на приличной высоте, пассажирам, чтобы выжить, следует четко выполнять все правила, которые будет говорить стюардесса.

Каждый человек во время авиакатастрофы чувствует панику и страх, они могут заставить его встать со своего места или отстегнуть ремни безопасности. А далее его примеру последуют другие пассажиры и на борту начнется настоящая паника и хаос, которая будет только мешать пилоту пытаться посадить потерявший управление самолет.

Ведь даже если двигатели авиалайнера откажутся работать на большой высоте, опытный пилот может попытаться посадить неуправляемый самолет благодаря аэродинамике транспорта. Именно она позволяет тяжелому авиалайнеру парить в небе и плавно снижаться вниз, а не моментально падать огромным грузом на землю.

Исследования доказали, что, теряя 1 метр высоты, воздушное судно успевает преодолеть расстояние в 15,5 метров, что очень помогает пилотам. Но контроль управления будет сохранен лишь в том случае, если пассажиры на борту прекратят панику и всецело начнут следовать инструкциям. Только так пилоты смогут продержать в небе неконтролируемый самолет, который может пролететь не одну сотню километров, чтобы добраться до самого безопасного места приземления.

Подведя итог, можно сказать, что перелеты на современных авиалайнерах, управляют которыми настоящие профессионалы, не так уж и опасны, как многие смогли себе представить. Поэтому не стоит много читать страшилок о том, что происходит с людьми при падении самолета, ведь опасность может подстерегать человека везде и от судьбы, как говорится, далеко не убежишь. Покупать билеты на воздушный транспорт можно смело, тем более что такое путешествие будет быстрым и комфортным.

Вконтакте

 

 

Это интересно: